xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

НА ПОЛЯРНОЙ СТАНЦИИ РУССКАЯ ГАВАНЬ

Журнал "Советская Арктика", ГУСМП, 1940, №5, с.76-80.
Жизнь полярных станций
Е. СПЕРАНСКИЙ
НА ПОЛЯРНОЙ СТАНЦИИ РУССКАЯ ГАВАНЬ
На западном побережье северной части Новой земли расположена глубоководная бухта Русская гавань. Защищенная от ветров высокими берегами, она издавна служила убежищем многим отважным русским поморам. На небольших парусных судах, обтянутых бычачьими шкурами, неустрашимые мореходы забирались сюда в поисках морского зверя — моржа, тюленя, нерпы, лысуна.
Памятники давних времен — старинные кресты с полуистертыми надписями — говорят о том, что человек побывал в этих местах сотни лет назад. Например на небольшом островке, который расположен посреди бухты, советская полярная экспедиция нашла огромный крест с надписью:
«Сей крест поставлен сумчанами на острове Богатом бывшем Баренса в 1847 году».
И сейчас еще можно увидеть на берегу полуострова Горякова другой старый развалившийся крест.
Метели, дожди и ветры почти стерли на нем надпись.
Долгое время Русская гавань не значилась на географических картах. В 1913 г. русский полярный исследователь Георгий Седов, пробираясь на собаках вдоль западного побережья Новой земли к мысу Желания, посетил эту бухту. Седов первый определил астрономический пункт бухты Русская гавань и нанес очертания ее берегов на карту.
В бухту, почти до самой ее середины, вытянулся полуостров Горячева, образуя по одну сторону от себя залив Откупщикова, а по другую сторону небольшую бухту Воронина.
Огромный глетчер высотой в 75—100 м, названный именем Шокальского, как бы повис над заливом Откупщикова. Медленно сползает он с крутых берегов в залив. Неопытному человеку, если бы он в течение нескольких месяцев наблюдал за глетчером, показалось бы даже, что он недвижим. Но летом время от времени с сильным грохотом и треском от глетчера отделяется колоссальная глыба льда и погружается в воду, поднимая в заливе большие волны. Из отколовшихся кусков ледника образуются плавающие по поверхности залива небольшие айсберги.
В 1932 г., когда проходил Второй международный полярный год, было решено организовать в бухте Русская гавань полярную станцию. Основная ее цель — наблюдение за глетчером.
Вблизи глетчера, на полуострове Горякова, было выстроено каркасное здание. Полярной станции присвоили название «Русская гавань».
Через два года цели и задачи полярной станции изменились. Она стала наблюдать за погодой, состоянием льда, поверхностью моря, а еще через некоторое время — обслуживать арктические перелеты.
Из года в год хозяйство полярной станции расширялось. В 1935 г. полярники выстроили рядом с жилым домом рубленую радиорубку и баню. Затем появились склады для продуктов и материалов, для жидкого топлива и дров.
Северный остров Новой земли отличается суровым климатом. Поэтому растительный мир окрестностей Русской гавани очень беден. Вся местность сплошь покрыта хаотически набросанными камнями и щебнем. Изредка между камнями попадается земля, на которой летом растут яркие цветы: желтые полярные маки, голубые незабудки и пестрые каменоломки.
Животный мир представлен песцами, леммингами и большим количеством птиц, живущих на острове Богатом (кайры, чистики). С моря заходит белый медведь. В бухте водятся морские зайцы, нерпы, заходят белуха, акула.
Осенью 1937 г. в один из очередных рейсов к Новой земле пароход доставил на полярную станцию Русская гавань новую смену полярников. Вместе с другими товарищами автору этих строк довелось работать здесь в течение двух лет.
Длинные полярные ночи дважды сменялись такими же длинными полярными днями. Но ничто не могло нарушить планомерной работы нашего небольшого коллектива.
Метеоролог-комсомолец т. Демин обеспечил выполнение программы метеорологических наблюдений. В течение года ни разу не был пропущен срок метеонаблюдений, не было и опозданий.
Даже сильные метели не могли помешать его работе, хотя в эти дни переставали работать самописцы. Он отправлялся на метеоплощадку, ставил самописцы под разными углами к ветру, изучал в будке завихрения и добился того, что простои самописцев были сведены до минимума.
Ледовый пункт, с которого производились раньше наблюдения за состоянием льда в море, находился в 200 м от метеоплощадки. Тов. Демин перенес ледовый пункт на самое возвышенное место полуострова Горячева. Правда, расстояние от станции до пункта увеличилось до полутора километров, но зато значительно расширился горизонт видимости при наблюдении за льдами. Не довольствуясь и этим, т. Демин часто ездил на собаках на остров Богатый. Здесь он взбирался на маячный знак, и перед ним еще яснее вырисовывалась картина состояния и движения льда.
Уплотняя свой рабочий день, Демин обрабатывал ленты термографа, гелиографа и барографа. По его инициативе была проведена серия ежечасных футшточных наблюдений за уровнем моря. Несмотря на такую загруженность, Демина часто можно было видеть занятым хозяйственными или строительными работами.
Моторы и двигатели обслуживал комсомолец механик Хребтов. Еще будучи учеником, он хорошо освоился с этой работой.
Коллектив полярников мыса Желания прислал нам в подарок ветродвигатель. Мы были очень рады этому подарку. Летом 1939 г. сильный порыв ветра поломал крылья ветродвигателя. Тов. Хребтов взялся сам его восстановить. Это ему удалось. Нам однако не суждено было пользоваться даровой энергией ветра. Однажды поднялся сильный штормовой ветер, и крылья вновь были сорваны. Порыв был настолько силен, что одно крыло занесло более чем на 200 м от ветродвигателя. Второй раз восстановить его не удалось, так как поломалась муфта, скрепляющая крылья.
От долгого действия детали двигателей внутреннего сгорания сильно поизносились. Однако т. Хребтов сумел выйти из затруднительного положения. Перебоев в подаче электроэнергии у нас не было. Рационализируя свой труд, т. Хребтов, стремился упростить и оборудование. Так, вместо двух щитков, с помощью которых осуществлялось управление двигателями, он установил один щиток, на котором смонтировал все приборы и рубильники. Таким образом, управлять двигателями можно было из одного места. Несмотря на свой молодой возраст (ему 19 лет), т. Хребтов провел в Арктике уже 5 лет.
Благодаря заботам повара Медведева мы питались хорошо. Почти до новой смены нам хватило свежего мяса и картофеля. Пищу старались разнообразить. В нескольких километрах от станции на острове Богатом имеются небольшие птичьи базары. Туда мы ходили собирать яйца кайры, из которых приготовляли вкусные омлеты. Охота на чистиков также разнообразила наше меню.
Стол накрывался три раза в день: в 6, 12 и 19 часов. Иногда поздно вечером пили чай. Благодаря режиму и разнообразной вкусной пище никто в нашем коллективе не болел, все прибавили в весе.
Радиосвязь с внешним миром приходилось поддерживать мне. По расписанию радиостанция имела пять сроков работы, из них четыре срока с мысом Желания и один — с островом Диксон (прием циркуляров). Радиосвязь с мысом Желания поддерживалась исключительно на длинных волнах. Для связи на коротких волнах нашей радиостанции были присвоены три волны. Однако наше антенное хозяйство позволяло работать только на двух волнах.
Чтобы получить возможность работать на третьей волне, надо было установить дополнительную мачту для третьей антенны. Но этого мы сделать не могли. Стали искать другой выход и решили смонтировать антенный фильтр, благодаря которому можно было работать коротковолновым передатчиком на длинноволновой антенне. Радиооператоры мыса Желания и залива Благополучия, с которыми мы связались для опробования антенного фильтра, дали вполне удовлетворительные отзывы.
Не мало труда коллектив станции вкладывал в строительные и хозяйственные работы. Июнь 1939 г. выдался на редкость теплым и безветренным. Для строительного сезона лучшей погоды нельзя было и желать. Мы старались использовать ее с максимальной пользой.
Вооружившись ведрами и тачкой, заготовляли песок и гальку для фундамента к ветродвигателю, приплавили к станции 100 бревен плавника. Из него же сколотили сруб для пристани. Общая длина выстроенной ранее пристани увеличилась на 4 м. Это дало возможность грузовым карбасам подходить к пристани во всю длину борта, что значительно облегчило погрузочно-разгрузочные работы.
У нас было девять сильных собак. На них мы ездили на охоту, перевозили из складов в жилое помещение различные грузы и топливо, выезжали для научных наблюдений.
Охота и промысел на морского зверя на полярных станциях развиваются все больше и больше. Это вносит разнообразие в жизнь полярников и дает большую пользу.
Морской зверь — большое подспорье в хозяйстве полярной станции. Мясо его идет на корм собакам, а из печенки получаются неплохие блюда и для самих полярников.
В Русской гавани имелись большие снасти, длиною в 75 м, для ловли морского зверя. Снастями мы ловили белух, морских зайцев, нерп и акул. Снасть в воде устанавливается в виде ловушки. Когда в нее попадает морской зверь, он начинает метаться из стороны в сторону и запутывается в сеть. Под его тяжестью поплавки погружаются в воду. Тогда подъезжают к зверю на лодке и убивают его.
Осматривать снасти мы старались каждый день, если только не мешал сильный ветер. Если пойманный зверь пробудет в снасти двое суток, он пропадает: на него набрасываются тысячи капчуков (маленькие насекомые) и с поразительной быстротой поедают все мясо, оставляя только один скелет.
Когда улов зверя снастями не обеспечивал корма собакам на весь год, то ранней весной выезжали к кромке льда, где охотились на зверя с винтовкой.
Белый медведь редко подходит близко к полярной станции. Все же нашему коллективу за два года удалось убить трех медведей и поймать живьем одного маленького медвежонка.
На полярных станциях медвежата всегда бывают любимцами полярников. Более потешное животное трудно себе представить. Сколько веселья и оживления в нашу жизнь они вносят своими косолапыми выходками! Когда наш мишка подрос, мы сдали его на факторию. Отсюда он попадет в какой-нибудь зоологический сад, как представитель животного мира Арктики.
Менее удачно прошла охота на песцов, которых ловили капканами. На Новой земле песцы появляются периодически, как говорят охотники — мигрируют сюда. Миграция в 1939 г. была малочисленной, поэтому мы поймали всего двух песцов.
Пробовали заниматься и сельским хозяйством. С наступлением теплых дней решили вырастить лук и картофель. Это осложнялось однако отсутствием плодородной почвы. Мы обошли огромную территорию,
радиусом почти в 5 км, вокруг полярной станции и с большим трудом, по горсточкам собрали немного земли. Унавозили ее. В ящик с землей посадили шесть луковиц. Лучи северного солнца и тщательный уход за «огородом» вскоре дали свои плоды. Лук вырос высокий и сочный. Мы не замедлили отдать ему должное, — приготовили к столу.
В 5 км от полярной станции расположена охотничье-промысловая фактория, на которой работает девять человек. С людьми фактории мы держали постоянную связь. Посещая их, обычно проводили среди коллектива промышленников политико-воспитательную работу, устраивали беседы на политические темы. Например были проведены беседы о решениях XVIII съезда партии, о трудовой дисциплине, о международном положении и т. п.
Для повышения политического уровня членов коллектива Русской гавани был создан кружок, в котором изучали материалы XVIII съезда ВКП(б), нашу родину. Устраивали громкие читки художественной литературы.
Досуг проводили за шахматами, шашками, домино. Ходили на лыжные прогулки. Увлекались фотографией.
Осенью 1939 г. на смену нашему коллективу приехали новые полярники.
Tags: 1939, Арктика, Русская Гавань, Сперанский Евгений Николаевич, полярные радисты, полярные станции
Subscribe

Posts from This Journal “Сперанский Евгений Николаевич” Tag

  • Мир тесен (от Таймыра до Памира)

    Геологический вестник № 14 (14), 1 ноября 2013 года, с.5 Разговоры у костра Мир тесен (от Таймыра до Памира) В 1952 году я и трое моих…

  • ПОЛЯРНИК СПЕРАНСКИЙ

    Журнал "Советская Арктика", ГУСМП, 1940, №6, с.43-49. Знатные люди Арктики ПОЛЯРНИК СПЕРАНСКИЙ В 1664 г. Виллем де-Фламинг,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments