xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Дарвинский заповедник. 1971 г.

Красный Север, 1971, №295
ДАРВИНСКИИ ЗАПОВЕДНИК
Человек и природа
Я много слышала о нем, давно хотела там побывать, и, наконец, мне это удалось: Череповецкое экскурсионное бюро организовало поездку на теплоходе в Дарвинский заповедник...
По Рыбинскому водохранилищу плыли ночыо. Море на этот раз отнеслось к нашему появлению доброжелательно и покачало в меру. А утром, когда яркое солнце, брызнувшее в окна салона, разбудило нас, мы обнаружили, что теплоход стоит у причала, и мы — у цели.
На горожан, утомленных суетой, запахом бензина, визгом тормозов, буквально обрушилось первое сильное впечатление — впечатление тишины и покоя.
В подлинный мир заповедника ввел нас, приезжих, наш экскурсовод Лев Николаевич Куражковскпй. Много лет проработал он в заповеднике, был главным лесничим, сейчас на пенсии. В свои семьдесят с лишним он бодр и полон энергии. Когда он привел нас в музей (отличный музей!), его рассказы о жизни обитателей заповедника — животных, рыб, птиц — увлекли всех.
С объемом работ, ведущихся в заповеднике, и с людьми, эти работы выполняющими, меня познакомил заместитель директора заповедника по научной части Константин Андреевич Кудинов.
Перед созданным в 1945 году Дарвинским заповедником были поставлены две главные большие цели: изучение изменений в природе, вызванных созданием искусственного водохранилища, и обогащение этой природы. Сотрудники заповедника должны были прежде всего заняться инвентаризацией природных богатств своего обширного хозяйства. Работы велись успешно, и в настоящее время фауна позвоночных на территории заповедника изучена полностью. Одновременно велись (и ведутся, конечно) стационарные исследования — лесные, луговые: учет урожайности ягодников, наблюдения за уровнем грунтовых вод, учет тетеревиных птиц и т. п.
К. А. Кудинов с большим уважением говорит о сотрудниках заповедника, энтузиастах, работающих с полной отдачей сил: орнитологе В. В. Немцеве, работающем едва ли не с основания заповедника, подлинном знатоке природы; маммологе М. Л. Калецкой, ихтиологе Е. Н. Задульской, гидрохимике Н. И. Аничковой, химике-лаборанте 3. И. Кавиной, ветеринаре Л. И. Дацевиче, лесничих А. А. Куликове и В. И. Вершинине и других.
Все увлечены своей работой: наблюдают, охраняют, экспериментируют; работают в заповеднике десятилетиями, и дети наследуют приверженности родителей, как это произошло, например, с заведующей гидрометеостанцией Г. А. Горбуновой, сменившей на этом посту А. Ф. Горбунова, своего отца.
* * *
Красавец, с мощной грудью, царственной короной в виде рогов, с величественной поступью и голосом, похожим на глас иерихонской трубы, лось в первую очередь был взят человеком под защиту. Его оберегали, и он набрал силы, расплодился и сам стал проблемой или, вернее, породил новую проблему.
Буквально в нескольких шагах от поселка вы увидите лишенные хвои и потому подсыхающие сосны, целые полосы такого сосняка. Эти сосны погублены лосем. А ведь одна из задач заповедника — сохранение оставшейся после затопления земель флоры на территории хозяйства. Задача эта решалась терпеливо, упорно, и, главное, активно, и теперь уже выяснено, что восстановление поврежденного лосем молодого сосняка целесообразнее всего вести лесохозяйственным способом.
Да, лося уберегли. Но ведь, кроме его величества короля, в заповеднике обитают принцы и принцессы, придворные дамы и кавалеры, которых тоже нужно сберечь, чтобы сохранить королевство по имени Природа!
Затопление, увы, отрицательно сказалось на судьбе целого ряда представителей фауны тех мест. Исчезла "шекснинска стерлядь золотая", воспетая Гавриилом Державиным, поистине принцесса среди рыб. Правда, приобрели промысловое значение синец, щука, лещ, судак, налим... Но стерлядь, стерлядь-то исчезла!
В первые годы существования заповедника его сотрудники были встревожены исчезновением гоголя. Птицы гнездились в старых дубовых рощах. После затопления не стало дубов в пойме Мологи и покинули насиженные места гоголи. Но люди вернули птиц в родные края. Люди создали дуплянки (искусственные гнезда), и эти дуплянки пришлись птицам по вкусу. Более четырех тысяч таких дуплянок распространены уже по Российской Федерации и отлично зарекомендовали себя.
Значение целого ряда научных экспериментов, ведущихся в заповеднике, чрезвычайно велико. Таков, например, опыт разведения в вольерах глухарей.
Подходя к вольерам, мы стараемся не шуметь и утыкаем носы в металлическую сетку.
Смотри, смотри! Да вон же, справа! Хорош, а?
Верно, хорош! Выгибает шею. Выступает, будто пава. Только что не говорит: «Полюбуйтесь. Я глухарь, родившийся и живущий в неволе. Жаль, что вы не увидите, как храбро я умею драться, не услышите, как великолепно я пою, ослепленный любовью!»
Глухарь, выращенный в неволе, — действительно чудо. И это чудо — результат кропотливейшего труда орнитолога заповедника Вячеслава Васильевича Немцева и глухариной няни, как ее здесь называют, Елены Константиновны Семеновой.
В Дарвинском заповеднике благодаря только строжайшему соблюдению заповедного режима удалось довести численность тетеревиных птиц — тетеревов, глухарей, белых куропаток, рябчиков — до шестнадцати тысяч. Но глухари — вымирающее племя. А что если попытаться разводить их в неволе? Правда, никому это еще не удавалось, но цель — великолепная. И работа началась. Отловили птиц, отобрали первое маточное стадо и путем долгих, неусыпных наблюдений выработали условия, в которых можно содержать птиц. Глухари начали размножаться в неволе. Это была первая победа, но и первая половина дела. Предстояло еще вырастить в вольерах молодняк. Малыши доставили много хлопот своим воспитателям: они часто болели и оказались большими привередами в еде. Не один год понадобился В. В. Немцеву для того, чтобы выработать оптимальный режим выращивания глухариного молодняка; но и эта победа была одержана, и научную ценность ее, повторяю, переоценить трудно.
Мы отходим от вольера в почтительном молчании... Теплынь какая! Сколько зелени и света! А зимой снег наметает сугробы и, увязая в них, к самой усадьбе подходят лоси, уверенные в человеческой поддержке. Зимой, наверное, здесь совсем-совсем тихо... Но сейчас не слышно шума, только ребята уже перекликаются на дороге, направляясь к теплоходу. В самом деле, почему здесь такая тишина?
Сегодня день покоя. Никто не ходит в лес, не забрасывает удочку в Мологу, —-заповедный мир отдыхает от человека.
Так вот почему вновь начал водиться в лесах исчезнувший было филин и, кажется, совсем рядом взмывают в небо журавли!
Н. РАЗЖИВИНА.
Tags: 1971, Вологодская область, заповедник, старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments