xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Вологодские охотники. 1969 г. (2). ПОЧЕМУ ОХОТНИК БРОСАЕТ ПРОМЫСЕЛ

Красный Север, 1969, №75
ПОЧЕМУ ОХОТНИК БРОСАЕТ ПРОМЫСЕЛ
На след куницы Николай напал под вечер. Он, пожалуй, и не пошел бы преследовать зверька, если б не рвался по следу его верный друг и помощник Шарик. Охотник был уверен, что Шарик не бросит след, разыщет куницу, где бы она ни затаилась. лишь бы успеть до темноты.
Николай порядком устал, притомился, но продолжал без отдыха шагать по старой лесной гари.
Конечно, здесь куница не останется, уйдет в «шохру» (так у нас называют гряду хвойных деревьев в лиственном лесу), — размышлял промысловик. петляя между белесыми стволами деревьев. В шохре и белка живет, рябки и тетерева держатся.
На душе было тревожно. Нет, он не боялся того, что находится один в этом буреломном лесу, в суземе, где на десятки километров нет ни одной деревушки (не зря говорят, от Кемы до Кологрива одна грива). Заботило другое — здесь, в лесах на границе Вологодской и Костромской областей, пожалуй, единственное место в Никольском районе, где постоянно держатся волки. Несколько лет назад у охотника-промысловика Г. Беляева в один день волки взяли двух лаек. Пришлось бросить промысел и заняться изготовлением бочек для маслозавода.
Николай шел по следу уже больше часа. И кто знает, сколько километров легкая, проворная куница проскакала за длинную зимнюю ночь. Добытчик добрался, наконец, до еловой гряды и услышал вдалеке голос лайки.
Николай поднажал н вскоре был у своего четвероногого друга. Шарик сидел и взлаивал на сухую корявую осину. Увидев хозяина, пес залаял азартнее.
Ишь, куда схоронилась, хитрюга, — сказал вслух охотник, увидев дупло.
Охотник подошел к осине, сунул в отверстие макушку елочки и, когда лапочки скрылись внутри дерева, чуть-чуть потянул елочку на себя. Колючие ершистые лапочки собрались в кулачок, закрыли выход из дупла.
Николай улегся на еловый лапник и, задумавшись, долго лежал, глядя на костер. С вечера сыпанул снежок, но небо быстро очистилось от туч, и взошла луна — «медвежье солнышко».
Утомленный охотник заснул, дрова прогорели, и костер потух. То ли во сне, то ли наяву он слышал, как лаял Шарик. Охотник собрал в кучу едва теплящиеся головешки и принялся раздувать угли. «Зябнется, староват стал», — подумал про себя. Раньше и не в такие морозы не одну ночь в лесу проводил и хоть бы что. Годы, годы...
Едва рассвело, Николай пошел к осине. Взглянул и, не веря своим глазам, присел. На пороше были отчетливо видны куньи следы.
Только сейчас Николай заметил, что выше, с другой стороны дерева за утолщением, было второе отверстие.
Охотник подкрепился и опять зашагал по куньему следу. Зверька с желтой манишкой на горле ему все же удалось добыть.
Через два дня он отправился в соседнее село сдавать шкурку.
Заготовитель, пожилой мужчина, долго вертел шкурку в руках.
Не дошла еще, ишь пуху-то мало, да и дефект есть. 25 процентов скидки.
Пороху возьмешь?
— Да и дроби бы надо. Капканчиков второго номера десяток дай.
С покупками в руках Николай вышел на улицу.
Когда он зашел в избу, вместо с ним в комнату устремился холодный воздух. Хозяин достал из-за пазухи платок, долго развязывал узелок и извлек из него хрустящую бумажку, подал ее жене.
Только-то? — недовольно сказала она...
Это невыдуманная история. Труд охотника-промысловика, дающего стране мягкое золото, не только почетен, по и очень тяжел. С увесистой поклажей, с ружьем за плечами добытчик исколесит за день по лесной чащобе в непогоду, по бурелому, а порой по болотам, не один десяток километров. Никто не сготовит ему обед, да и удача его ждет не всегда. И пока труд охотника-промысловика не оправдывается — об этом в один голос заявляют добытчики.
Минувший осенне-зимний сезон был неблагоприятным для промысла. Снег выпал рано, после оттепели на нем образовалась твердая корка. Собаки отказывались подолгу работать. Мало выручал и самоловный промысел. Охотник-промысловик из деревни Всемирская (Верхняя Кема) В. И. Кубасов имел 200 кряжей на куницу (на строительство ловушек затратил почти месяц), а поймал лишь четырех куниц, да отстрелял около 100 белок. Хорошо еще выручила ивовая кора, которой В. И. Кубасов заготовил две тонны.
В чем причина неудачного промысла куницы? Всю зиму стояла лютая стужа. Зверьки подолгу отсиживались в укромных местах, ходили узко, к тому же в мороз приманки теряют пахучесть: бывало, куницы проходили рядом с ловушкой, но приманки не чуяли, в самоловы не шли. Пахучих приманок автору этих строк не удалось найти не только в Вологде, но и в Москве. В столице посоветовали обратиться в Киров.
Несовершенна и организация заготовок пушнины в системе потребкооперации, низка культура обслуживания охотников. Они не обеспечиваются ни транспортом, ни спецодеждой, ни палатками, ни спальными мешками, ни нужными ружьями. Охотник-промысловик привык, чтобы к нему пришли, приняли пушнину, снабдили всем необходимым. Сейчас же порой за 80— 90 километров он вынужден идти в заготконтору и просить — заключите договор, дайте пороху, дроби.
Шкурки зверей принимаются с большой скидкой, например, лиса красная в основном идет за 50 процентов, редко — 75. Крот — 60—70 процентов. Из 77 шкурок куницы, сданных охотниками Никольского района, даже в феврале 100-процентными было принято лишь шесть.
Ежегодно не выполняется план по такому ценному зверю, как выдра. В зимнем сезоне 1968-69 года сдано всего восемь выдр из 18 по плану. Выдр же в лесных речках района великое множество.
Низкие расценки на пушнину, недостатки в организации охотпромысла послужили причиной того, что охотники-промысловики бросают промысел, переходят на другую работу.
Примеров тому много. В Никольском районе в 1968 году было восемь штатных охотников-промысловиков. На сегодня — шесть. Причем среди них нет ни одного моложе 50 лет. Бросили промысел лучшие опытные охотники, такие, как А. В. Карачев, А. Н. Воронин, Н. В. Тюпаков и другие. Н. В. Тюпаков, будучи охотником-промысловиком, за летний сезон отлавливал до 7 тысяч кротов. Всего им сдано государству свыше 100 тысяч шкурок.
Среднегодовой заработок охотника-промысловика, включая не только сданную пушнину, но и лекарственное сырье, грибы, ягоды, кору, составляет 457 рублей, в то время как месячный заработок простого сучкоруба в несколько раз выше. Комментарии, как говорят, излишни!
Низкие цены на пушнину, невнимание к промысловику являются основной причиной того, что шкурки ценных зверей не попадают в заготовительные организации, а идут на «черный рынок». За шкурки ондатры, выдры можно не только получить более высокие цены, но и достать любые дефицитные материалы. Бросают работу не только промысловики Никольского района. Вынужден был оставить любимое дело лучший промысловик области Александр Михайлович Баженов из Грязовецкого района, который добывал десятки выдр, рысей, куниц, ондатр и других зверей.
Он окончил годичные курсы электриков и работает сейчас по новой специальности.
Высоко ценятся шкурки выдр, куниц и других зверей. Они идут в основном на экспорт в Англию, Францию. Назрела необходимость повысить уровень закупочных цен на пушно-меховое сырье и в наших областях нечерноземной зоны, что сделано в районах Крайнего Севера. Это окупится сторицею.
В. КАПЛИН,
член совета Никольского добровольного общества охотников.
Tags: Вологодские охотники, Старые газеты, пушнина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments