xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Вологодские охотники. 1965 г.

Красный Север, 1965, №37

Были лесного края
ЛЕСНАЯ ПАНТЕРА
От Кемы до Кологрива — одна грива, — говорят на Никольщине. А грива та без малого сто километров. Глухомань. Только и в этой дреме, в буреломном лесу, каждая тропинка, каждая просека известна любителю-охотнику Николаю Петровичу Карачеву. Летом и зимой колесит он по знакомым с детства местам, разгадывая таежные тайны. И не раз Николаю Петровичу приходилось один на один встречаться с косолапыми увальнями.
...Безмолвна зимой тайга. Только стук дятла, да тревожный крик сойки днем, истомные вопли филина, да гнусавый вой серых бродяг—волков ночью нарушают ее тишину. Но и зимой лес живет полноправной жизнью. Об этом свидетельствуют нескончаемые страницы Белой Книги. Любит читать ее молодой охотник. Приметил Николай Петрович, что зачастила к стогам сена лиса-огневка и решил поймать ее. Приладил на тропке капкан, запорошил снегом. Прикатил на утро на широких охотничьих лыжах, глянул; нет капкана. Только снег примят, а в сторону леса глубокая борозда протянулась.
«Попалась кумушка! Далеко не уйдешь!» — улыбнулся охотник, направляясь по следу. Неожиданно с ершистых елочек, что толпились на опушке, посыпалась снежная пудра и тотчас вымахнул на поляну крупный зверь, кошачью голову которого венчали уши с черными кисточками. Это была лесная пантера — рысь. Ее зеленоватые глаза сверкали злобными искорками.
Николай Петрович схватился за ружье, прицелился. Но пришла мысль: взять ее живой! Уж очень красив был зверь с серыми бакенбардами и рыжеватым, темными накрапинами мехом. Рысь первая бросилась на охотника, норовя запустить в него когтистые лапы и острые, как шило, зубы.
Схватка продолжалась недолго. Победил охотник. В Земцово он возвратился с богатой добычей. Стальные дуги капкана схватили хищника лишь за коготь, ничуть не повредив лапу.
Николай Петрович доставил лесную кошку в Вологду, откуда она будет направлена в один из зоопарков страны.

ИЗ ОДНОЙ ПРОРУБИ
Редакционная командировка привела меня в небольшую деревушку на границе с Костромской областью. Последние восемь километров я намеревался идти пешком, но вскоре на лошади догнал меня старичок Данила. Ему давно перевалило за 60. От холода он то и дело кряхтел и похлопывал шубными рукавицами.
Ветерок ноне тонкий: за воротник, под рукавицы, в каждую щелку точится. В тулупе и то щекочет, — жаловался мне на «северянина» дед.
Ночевать-то ко мне иди, — предложил мой новый знакомый, когда мы въехали на заснеженную деревенскую улочку.
Проснулся я утром, когда Петровна, жена Данилы, хлопотала около печки.
Корова-то, старик, опять приходила, — говорила она мужу. — Дождалась, когда я прорубку сготовила, попила и в лес подалась.
— Что, что? — заинтересовался я
Про сохатую толкую, — сказала старушка. — Повадилась, комолая, кажинное утро на речку приходит. Почитай, с самой осени. Я за водой, и она там стоит. Редкий день не увижу.
У нас все ее знают, — вступил в разговор Данила. — Пойди, посмотри, только чур в газету не пиши, а ежели задумаешь рассказать, так починок-от наш не называй. Сказывают, дают теперича на сохачей какие-то рицензии. Узнают охотники, изничтожат и нашу...
Павлик, внук Данилы, свел меня на речку. Лосихи уже не было, только от проруби ка противоположный берег речушки протянулась тропа. Она вела на старую вырубку, в березовый молодняк.
В. КАПЛИН.
г. Никольск.

Красный Север, 1965, №246

Поединок с дикой кошкой

Возвращались на днях из делянки работники Озерского лесничества Николаи и Александр Морозовы и Николай Завьялов. Шли не слеша просекой, дымили папиросами, прикидывали. какую площадь засеяли сегодня семенами сосны, ели, березы... И, вдруг, откуда-то из глубины, из-за мшистого клюквенного болота, ветер донес тревожный собачий лай. Да это же подает голос их четвероногий друг Пират! Что же случилось? «Не медведя ли почуял?» — предположил Николай и на помощь Пирату спустил с поводка Асмана. Голоса собак слились в сплошной надрывистый вой.
— Уж не с рысью ли дело имеют, — заключил Александр.
Первое, что увидели охотники на пути, это — клочья рыжеи шерсти и капли крови на опавших листьях. Сомнений не оставалось: Пират преследовал рысь.
А вскоре взору открылась такая картина: две огромные рыси лежат на сосне и яростно отбиваются своими могучими когтистыми лапами от наседающих собак. Стрелять опасно, можно задеть лаек, и охотники решило подойти как можно ближе.
Дальнейшие события развивались со сказочной быстротой. Рыси вдруг вскочили на ноги и бросились на охотников. И если бы не Пират с Асманом. то неизвестно, чем бы кончилась встреча.
В следующее мгновение звери устремились в чащу и вскоре одного из них собаки загнали на дерево. Николай Завьялов уже вскинул ружье, но Александр остановил: «А что, если попробовать живьем?»
— Ха, — парировали товарищи. — Кому надоело жить — эта кошечка может помочь.
Но Александр не сдавался. Он вспомнил рассказы отца, известного в округе охотника Дмитрия Александровича Морозова, не раз пополнявшего зоопарки Москвы и Ленинграда экспонатами из вологодских лесов.
— Будь, что будет!...
Соорудив из рюкзачного шнура петлю и как щитом закрывшись фуфайкой. Александр полез на дерево. Друзья вскинули ружья.
Много нужно ловкости и смелости, чтобы взять живьем разъяренную, огрызающуюся рысь. Малейшая неуверенность и оплошность могут обернуться непоправимой бедой.
Александр попробовал накинуть на зверя петлю. Но рысь по кошачьи ловко отбилась лапой. Попытка накинуть на голову ватник также окончилась неудачей. Зверь подмял ватник под себя, разорвал в клочья.
Наступали сумерки. В темноте оскаленная рысья пасть была опасна вдвойне. Александру пришлось спуститься с дерева ни с чем.
Ночь провели у костра. Рычали Пират с Асманом, а в ответ несся грозный рысиный рык.
Едва забрезжил рассвет, Александр снова полез на дерево. Лес наполнился диким рявканьем, как и вчера, полетели клочья ватника. Долго продолжалось единоборство. Но вот в какой-то миг Александру удалось накинуть петлю и этого было достаточно, чтобы выйти победителем. Зверь изо всех сил стал пятиться, а охотник сантиметр за сантиметром подтягивал его к себе и одновременно сам по сучьям, как по лестнице, спускался с дерева. Когда до земля осталось несколько метров. Александр неожиданно сделал сильный рывок. Порядком обессилевший зверь не смог удержаться и оказался на земле. А через несколько минут коварная лесная кошка, посаженная на цепь и стянутая ремнями. мирно покачивалась на носилках, сооруженных из двух толстых жердей. Это был самец весом около двух пудов. Его окрестили Васькой, посадили в клетку и отвезли на зообазу.
В. ВОРОНИН.
НА СНИМКЕ: лесники Александр Морозов и Николаи Завьялов.
Фото автора.
Tags: 1965, Кема, вологодские охотники, лось, рысь, старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments