xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Вологодские охотники. 1964 г. (3)

Красный Север, 1964, №215
О НАШИХ ЛЮДЯХ, О НАШИХ ДРУЗЬЯХ
Охотник идет по тайге
В пору бабьего лета, ранним утром, когда звезды еще глядят на землю, а по низинам и болотам матовой кисеей стелется легкий туман, тихо, очень тихо бывает в лесу. Даже древние ворчливые осины стоят неподвижно, будто дремлют в ожидании солнца, широко разметав над молодыми деревьями свои ломкие причудливые ветви.
Свежо. Пахнет сыростью, можжевельником и прелыми еловыми шишками. И еще в лесу пахнет рябиной. Вкусно пахнет, так пахнет, что невозможно не подойти к этой лесной красавице, что свесила над землей свои алые гроздья. Только ягоды еще кислые...
Где-то далеко, на лесной опушке, бормочут тетерева. Приложив к уху ладонь, Леонид Неонович долго, с удовлетворением слушает эту музыку осеннего леса. Потом он идет дальше по чуть приметной тропинке, и лес расступается перед ним, опытным охотником-следопытом. которому здесь ведомы все, даже самые укромные уголки.
Нескоро еще начнется промысел. Нескоро лес огласится звучным лаем бельчатницы — Дамки и первыми меткими выстрелами по пушному зверю. Но разведка нужна уже сейчас. Уже теперь охотник должен приглядываться к жизни тайги, чтобы определить, чем богата будет она к началу промысла, как и чем успешней всего можно будет добывать мягкое золото.
Шуршит под сапогами трава. То тут, то там раздается мелодичный пересвист рябчиков, торопливые хлопки их упругих крыльев. Есть дичь в лесу, и это радует охотника.
Сверху упала сосновая шишка. Не иначе, белка ее уронила. Охотник нагнулся, поднял шишку с жухлой травы, осмотрел. Семя есть, значит белочка может задержаться до зимы. Он поднял голову и внимательным взглядом окинул пышную крону дерева. Там. в вышине, часто-часто перебирая лапками и вытянув жиденький хвост, по тонкому сучку перебегает шустрый зверек. Видимо, белка заметила охотника. Прыжок и она уже на елке, потом на другой, третьей и скоро скрывается с глаз в темной хвое...
Охотник идет по тайге. Он с детства влюблен в нее, дремучую и светлую, таинственную и откровенную, которая плотным кольцом охватывает родную деревеньку Олюшинскую, что стоит в полсотне километров от Вожеги.
Он знает и бережет тайгу, и она щедро делится с ним своими несметными богатствами. Только за сезон 1962—1963 гг. Л. Н. Лисаков добыл более 700 белок. На заготовительные пункты ежегодно поступают от него первосортные шкурки лисиц-огневок и дорогих лицензионных зверьков — куницы и выдры. Сезонное задание в прошлом, 1963 году, им выполнено почти на 500 процентов.
Будто здороваясь, старые ели протягивают к охотнику свои колючие, пахнущие смолой лапы. 11 охотник бережно отводит их от лица жесткими мозолистыми ладонями, на которых, если внимательно присмотреться, можно увидеть множество шрамов и зарубцевавшихся ран. Это — следы зубов ондатры.
Шесть лет Л. Н. Лисаков занимался отловом ондатры живьем на реках Кубене, Ембе, Пигоме, Неньге и Муже. Бывали случаи, когда из одной норы выбирал по десятку зверьков. Где уж тут помнить о рукавицах, в которых и работать-то неловко!..
Знатный ондатролов под руководством охотничьей инспекции сам занимался и перевозкой пойманных зверьков на новые места. Более 1000 ондатр, отловленных
Л. Н. Лисаковым и окольцованных, было выпущено в Грязовецком, Харовском, Череповецком и Бабаевском районах нашей области, а также в Архангельской, Костромской, Ярославской и Брянской областях.
В большинстве новых мест зверьки хорошо прижились и размножились. Занимался Леонид Неонович и капканным промыслом ондатры, добывая за сезон по двести и более зверьков.
Человек общительный и откровенный, он не таит от охотников богатый опыт, а щедро делится им со всеми, кто хочет постигнуть секреты промысла...
Это было в 1956 году. По командировке государственной охотничьей инспекции Л. Н. Лисаков прибыл в Тарногский район обучить бригаду охотников капканному лову ондатры, которой там развелось немало. Приехал, прихватив с собой 40 капканов первого номера. Охотники — пятеро старичков, каждый из которых уже прошел суровую школу промысловика, — встретили своего учителя сдержанно: молодоват, да и капканчики привез мелкие, разве такие удержат ондатру?
Вечером пошли на речку. Учитель капканы в воде ставит, а седобородые ученики на берегу посмеиваются: нашел, чем удивить, так. мол, и мы ловить кумекаем, дело нехитрое. А поутру из сорока капканов взяли 20 ондатр. Не шутка! Каждая шкурка новыми деньгами — 1 рубль 10 копеек.
Тут. на берегу, и началась учеба Л. Н. Лисаков охотно раскрыл секрет успеха: во-первых, капкан на ондатру нужен именно легкий, №1: во-вторых, ставить его следует возле камней и коряг, на пути наиболее вероятного хода зверька, когда тот вылезет из воды отдыхать; и. в-третьих, капкан должен быть заглублен под водой пальца на два, чтобы Ондатра, подплывая, не спустила сторожок своими короткими и слабыми передними лапками, а попала непременно задними. Они и длиннее и крепче. Переднюю лапку ондатра отмелет и уйдет, а если уж задней попадет, то никуда не денется...
...Охотник идет по тайге. Ничто не ускользает от его зоркого глаза и чуткого уха. Пройдено уже немало километров, и следопыт отмечает: мало нынче в лесу мышей. И белки, видимо, будет немного. А раз так, то в предстоящем сезоне куница хорошо пойдет на капкан, на искусственную приманку.
Между тем в лесу совсем рассвело. Небо поблекло, померкли звезды и, хотя ветер не ощущается, беспокойные осины уже вовсю лепечут своими округлыми листьями. Вот-вот взойдет солнце.
Охотник садится на валежину. Не передохнуть, а просто так: приятно посидеть в уединенном уголке леса. Он снимает кепку и приглаживает ладонью черные, с проседью, волосы. Лицо у него загорелое, мужественное, от носа к углам рта спускаются жесткие складки.
Охотник думает. О чем? Может, он вспоминает, как вот здесь, в этом лесу, в 1954 году взял первого волка? Впрочем, почему именно первого? Ведь после этого им уничтожено еще 16 взрослых серых хищников! Или он вспоминает, как в прошлом году на зональном совещании охотников в г. Кирове ему вручали Почетную грамоту Союза потребительских обществ РСФСР и нагрудный знак «Отличник промысла»? Или...
Леонид Неонович встает и торопливо направляется в сторону деревни. Теперь он спешит: скоро в колхозе начнется трудовой день. И сейчас по лесу идет уже не опытный промысловик, не влюбленный в природу следопыт, знаток тайги, а секретарь бригадной партийной организации колхоза имени Ленина, заместитель председателя группы содействия партгосконтролю.
В колхозе уйма неотложных дел, еще не закончена уборка урожая, не закончен озимый сев и расстил льна. Забот немало, есть о чем подумать. Но и позднее, когда закончится страдная пора, у Леонида Неоновича не будет спокойных дней, не заполненных большой общественной работой. Ему до всего есть дело: он и колхозный лесник, и председатель ревизионной комиссии сельпо, и председатель добровольной пожарной дружины колхоза...
А солнце уже поднялось, и туман поредел и незаметно растворился под его лучами. Новый трудовой день начался...
А. ПЕТУХОВ.
Tags: Вологодские охотники, Старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments