xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Шемогодские бобры

Красный Север, 1968, №291
НОВОСЕЛЫ ШЕМОГОДСКОЙ ЧАЩОБЫ
ПЕТЛЯЯ среди лесов, огибая холмы, ныряя под небольшие мосточки проселочных дорог, бежит по Велико-Устюгскому району речка Шемокса. Местами она уходит далеко от лесных поселков и деревень. Лишь изредка нарушит ее покой перелетевшая с одного берега на другой птичья стая или зашедший далеко от дома охотник поставят возле себя отяжелевшую ношу, напьется здесь бодрящей холодной водицы, да прошумит изредка осины под набежавшим ветром. И опять становится тихо. Мало кто здесь бывает.
Шемокса и ее многочисленные притоки заросли осокой, хвощом, желтой кувшинкой. Берега лесистые, с зарослями ивняка, осинника и другого мелколесья. Река богата рыбой, а береговые просторы плотно заселены боровой птицей, лосем, зайцем и другими ценными пушными животными: куницей, белкой, лисицей, горностаем. Эти таежные, мало посещаемые человеком места были признаны пригодными для бобров.
И вот в прошлом году из Мордовии и Марийской республики привезли и выпустили на тихом берегу Шемоксы пятьдесят девять бобров-новоселов. Их высадили в той части речки, где впадают в нее притоки Паволжье, Терентевица, Выковка и Ишкома. Места поселения бобров до 1977 года объявлены заказником. В нем запрещена всякая охота и рыбная ловля, рубка леса и применение ядохимикатов.
Наша экспедиция побывала этой осенью в бобровых «владениях» на Шемоксе. Пять суток мы пробирались по зарослям ивняка и осинника вдоль лесной реки и всюду встречали следы неутомимых грызунов. Нот и первое поселение бобров. Их, по всей вероятности, но больше четырех-пяти. Срезанные осины разделаны на короткие чурочки и приготовлены для сплава к береговым норам.  Наблюдаем за работой лесных строителей. Звери чувствуют приближение зимы и спешат с устройством «жилья» и заготовкой корма.
Пробираемся по берегу дальше и через 500—600 метров встречаем второе поселение, еще ниже третье, четвертое, пятое... Всего на отрезке 50—60 километров пути насчитали 23 бобровых поселений с их семенными «очагами», запасами корма, множественными тропами и вылазами. Из-за многоводности реки сооружением плотин новоселы не занимались.
Разговариваем с нашим собеседником, егерем заказника Николаем Николаевичем Бескуровым, сопровождающим экспедицию. Он охотно рассказывает, как бобры благоустраиваются.
— Первая зима, — говорит он, — способствовала акклиматизации бобров. Они «выдюжили» на северных харчах и начали активную жизнь. Работают много, и можно подумать, что все это делают не звери, а люди. Неделю назад здесь стояли высокие осины, а сегодня деревья лежат поперек реки. До одного метра в окружности стволы подгрызают и валят бобры, причем не как-нибудь, а обязательно в сторону реки. Просто чудо-звери!
Николай Николаевич Бескуров в прошлом пограничник. Отслужив военную службу, возвратился на родину, в деревню Погорелово Шемогодского сельсовета, и стал «лесовать». Он очень любит природу и ценит ее богатства. Как организовали бобровый заказник, добровольно вызвался охранять новоселов. Любит он свое дело. В прошлую зиму к заказнике появились серые разбойники — волки. Пришлось потратить много сил. чтобы их уничтожить. Часто приходится ему защищать бобров от браконьеров. В этом ему помогает население, особенно охотники.
Как нам уже известно, в прошлом речной бобер был одним из главных промысловых зверей нашей области. Но безудержное истребление привело к полному его исчезновению. Бобровые шкурки уже в XVII веке исчезли с рынков Великого Устюга, в то время являвшегося крупным центром двух главных торговых путей.
Восстановительные работ по бобру в нашей области были начаты в 1949 году. Первая партия белорусских бобров в количестве 30 голов была выпущена в реки Комраш и Пексом в Тотемском районе. Этой бобровой колонии уже 20 лет, она сильно разрослась и расширилась в результате естественного расселения. Тотемских бобров сейчас можно встретить в водоемах Бабушкинского, Нюксенского, Верховажского, Тарногского и Сямженского районов. Численность этих ценнейших зверьков в Тотемской колонии насчитывается свыше 500 голов.
Второй этап восстановительных работ охватывает период с 1958 по 1967 год. Он характерен значительным расширением объема работ. Были созданы Чарозерский, Харовский, Белозерский, Велико-Устюгский, Междуреченский, Нюксенский, Вытегорский, Чагодощенский и Шемогодский бобровые заказники.
Подводя итоги работы по боброводству за 20 лет. следует сказать, что ценное животное полностью восстановлено. Созданы крупные племенные резерваты бобров в Тотемском, Кирилловском, Харовском, Велико-Устюгском, Междуреченском и других районах. В настоящее время, по данным осеннего учета 1968 года, этих ценных зверьков насчитываете свыше 1700—1800 голов.
Если бы 20—30 лет назад кто-либо сказал, что в шестидесятых годах нашего века речной бобер в нашей области станет массовым зверем и объектом промысла, то такое утверждение вызвало бы только скептическую улыбку. А сейчас бобры стали обычными во многих районах области. Решающую роль сыграли в этом заказники и запрет охоты на бобра. Сейчас область приступила к выборочному отлову бобров на шкурку в Тотемском и Чарозерском заказниках.
Н. ПАНТЕЛЕЕВ,
ст. охотовед-зверовод госохотинспекции при облисполкоме.
На снимке: бобриное царство.
Фото А. ШУЛЬГИНА.
Tags: Бобр, Вологодская область, Старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments