xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Никольские садоводы (4)

Красный Север, 1969, №67

А ВЕДЬ САД— УНИКАЛЬНЫЙ

Ежегодно в нашей областной и районной печати появляются десятки статей и заметок о развитии северного садоводства, о лучших садах области, о необходимости оказывать всяческое содействие садоводам - любителям. У нас в городе Никольске есть свой плодово-ягодный опорный пункт, саженцы которого распространяются от Ленинградской области до Алтая и Дальнего Востока. Но ведь. кроме опорного пункта, есть у нас и много частных садов. А вот помощи то в развитии садоводства, даже в сохранении имеющихся садов, и нет.
Писать об этом можно много, но, нам кажется, будет лучше, если мы проследим историю хотя бы одного, уникальнейшего для наших северных мест сада, находящегося в деревне Оботурово Никольского района. Я не буду приводить каких то своих доводов и домыслов, а просто обращусь ко всему тому, что было говорено и писало об этом саде.
Прежде всего, выписка из статьи в областной газете «Красный Север» от 3 октября 1965 года за подписью Р. Югова.
«...Откроите калитку — и вы будете ошеломлены. Маньчжурский орех! Размах его кроны велик, дерево высотой около пятнадцати метров. Почти каждый год оно плодоносит. Плоды величиной с куриное яйцо...». Далее даются некоторые фенологические наблюдения за фазами развития ореха. «Маньчжурский орех прекрасно акклиматизировался и стойко переносит наши суровые зимы, когда температуры опускаются ниже минус сорока градусов. Теперь в саду Панова около 20 молодых деревцев ореха.
Увлекательна и поучительна работа садовода с представителями дальневосточной флоры. Работал он с лимонником и аралией, присланными Дальневосточным филиалом Академии наук СССР. Бывали, конечно, и неудачи, но человек победил. И вот сейчас в саду видишь уссурийскую грушу, бархатное дерево, актинидию, розу ребристую, жасмин тонколистный, черемуху и жимолость Маака, диервеллу цветущую, пихту уссурийскую, амурский виноград... Каштаны, сливы, вишни, черешни... Все от субтропических растений до наших северных...».

Как же создавался этот оригинальный сад?
Молодой неграмотный оботуровский крестьянин Павел Александрович Панов с изумлением взирал на яблоню, привольно раскинувшую ветки в одном из палисадников города Никольска. Никогда ему еще не приходилось видеть в наших краях такое крупные розоватые плоды. И вот он — обладатель семян этого чудесного дерева. Только когда яблонька начала плодоносить, вкус не порадовал крестьянина — кислятина! Вот тогда-то он и решил вывести яблони со сладкими плодами. Неустанно покупал он яблоки, привозимые из разных концов России (Крым, Поволжье, Прибалтика). Семена высевал в землю, отбирал лучшие из молодых деревцов, выбраковывал неудачные... В 80—90-х годах девятнадцатого столетия у Павла Александровича был хороший сад с интересными сортами яблонь и других, неизвестных до тех пор на Никольщине растений.
Уже в пожилом возрасте, в 1924 году, познакомился он с садоводом В. В. Спириным, который известен как зачинатель северного садоводства. Он высоко оценил работу крестьянина. Ценили сорта Панова и садоводы-любители из разных уголков Советского Союза.
Ленинградский врач-психиатр Мерин писал:
«На собрании кооператива дачных садоводов-пайщиков один из садоводов демонстрировал яблоки, выращенные по вашей системе. С каким уважением и любовью вспоминают вас садоводы...».

О популярности плодово-ягодных растений сада Панова говорит такой факт: за один только 1962 год со всех концов Союза было прислано с запросами о саженцах, черенках и семенах свыше сотни писем...
После смерти Павла Александровича сад перешел к его сыну Андрею Павловичу, учителю-пенсионеру. Вот тут-то и началась волокита, которая не закончилась и по сей день.
Площадь приусадебного участка вместе с постройками и насаждениями составляет 0,35 га. Тут, как защита для сада, произрастает около 160 сосен, елей, клены, дубы, липа, березы, черемуха, лещина и т. д. Основная же площадь занята под плодово-ягодными растениями. Даже картошкой занято только 0.01 га. И вот, несмотря на вторую статью закона о сельскохозяйственном налоге, освобождающей от обложения налогом площади, занятые лесными насаждениями и садовыми культурами, местные власти попытались это сдалась. Пришлось хлопотать. И вот приходит письмо из областной прокуратуры:
«На Ваше заявление, поступившее через Прокуратуру СССР, сообщаю, что для проверки фактов, указанных в заявлении, была создана специальная комиссия...». И далее: «После проверки было установлено. что Ваше хозяйство сельхозналогом обложено обоснованно, о чем Вам был дан подробный отчет облфо, который прокуратура области считает правильным.
Но, с учетом того, что Вы являетесь пенсионером по инвалидности, супруга длительное время болеет, облфинотдел поставил вопрос перед райисполкомом о возможности освобождения Вас от уплаты налога».

Комиссия была создана, но она посоветовала Андрею Павловичу... «позаботиться в первую очередь о доходе, вырубить лес, выращивать овощи и получать хорошую прибыль». (Газ. «Известия» № 62 от 14 марта 1962 года). Но разве дело тут в прибылях? Разве об этом беспокоился А. Панов?
Предлагал Андрей Павлович и колхозу взять сад, но правление отклонило его предложение, не имея желания возиться с экспериментальным участком.
После статьи в «Известиях» Андрей Павлович получил несколько сот сочувственных писем, благодарностей за саженцы и семена. Писал в «Известиях» о саде Панова и известный писатель Илья Эренбург. После выступления «Известий» дело о налоге как-будто прекратилось. Но, спустя некоторое время прямо через сад протянули линию электропередачи, срубив для это го несколько деревьев.
В 1968 году в саду Панова были срублены еще три дерева...
Много писали о саде, заложенном в северных лесах неграмотным крестьянином Л. А. Пановым. Восхищались им.
В журнале «Садоводство» №1 за 1968 год помещена о нем статья «Дальневосточная флора в Вологодской области». в которой делается вывод: «Становится все более очевидным, что растения Дальнего Востока в приусадебных садах Вологодской области могут занять достойное место».
По статье «Защитите яблони», которую писал Андрей Павлович в «Известия», по заданию редакции выезжал корреспондент. Вот что он пишет:
«Заведующая Никольским опорным пунктом Вологодской опытной сельскохозяйственной станции считает, что работа, которую проводит Андрей Павлович Панов, имеет серьезное значение для развития садоводства на Севере.
Алексей Алексеевич Цыбенко, председатель колхоза «Россия», заявил, что определенного решения о саде Панова правление пока не принимало, да артели этот сад и не нужен. Участок, который собираются отрезать от сада, граничит с колхозным свинарником и может быть использован только для выпаса свиней.
Местные органы, ссылаясь на инструкцию, приравняли уникальный сад к обычному приусадебному участку. А между тем, если бы колхоз по-хозяйски позаботился об этом саде, он мог бы стать базой для развития садоводства на Севере».

Нам кажется, что Север должен иметь свои сады не хуже среднерусских, а потому защита сада Пановых факт не только местного значения. И еще: а не объявить ли этот сад памятником природы? Право же, он стоит этого...
С. ТОПОРКОВ,
член Союза журналистов СССР.
Tags: Никольск, Старые газеты, садоводство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments