xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Бабушкинский район. Врачи

Красный Север, 1964, №109
Похождения Степанова в Вереговке...
У Дарьи Константиновны с утра начал побаливать зуб.
Вечером она уже не находила себе места. Прикладывала к десне тампончик ваты, смоченный в одеколоне, прижимала к щеке грелку, засыпала в дупло аспирин. Не помогало.
Соседка Пульхерия Петровна, советовавшая положить на больной зуб щепотку куриного помета, вечером примчалась к Дарье с новостью: в Вереговку приехал доктор, который лечит зубы.
— Иди, Константиновна, к нему. Говорят, большой дока по части зубов. Мигом вылечит.
Дарья, обвязав щеку чистеньким платком, отправилась в контору лесопункта, где обосновался дантист.
Зубной техник Бабушкинской больницы Сергей Николаевич Степанов совершал затяжное турне по району. До этого он несколько месяцев врачевал зубы жителям Рослятина. Прибыв в Вереговку, Степанов прежде всего отметил это событие: вылил в стакан остатки спирта, залпом опорожнил стакан и погрузился в тяжелое раздумье. Маловато, а в кармане так же пусто, как и во фляге из-под спирта. Перехватить трешник в этом отдаленном поселке не у кого. Степанов мучительно ломал голову над проблемой трешника, когда в дверь постучали.
Сразу сообразив, что привело к нему женщину с перевязанной щекой, Степанов оживился. Он усадил Дарью Константиновну на стул, достал инструменты, постучал по больному зубу и сказал:
Надо удалять.
За этим, родимый, и пришла, — прошепелявила женщина. — Моченьки моей больше нету.
Ну, это мы мигом. Только вот... — Степанов сделал вид, что ему даже намекать об этом неудобно, — спирта у меня нет. Нечем инструмент обработать и руки протереть. Может, в вашем магазине найдется?
Какой спирт... Даже водки нет, одна клюквенная.
Неси клюквенную. — отбросил напускную скромность техник. И когда Дарья уже занесла ногу над порогом, поправился: — Давай две.
А мир не без добрых людей, — ухмыльнулся Степанов, лишь затихли шаги Дарьи, и предался сладостным воспоминаниям. И везет же ему по части выпивки. Каждый день хмельной... Два года пьянства в Тарноге, четыре с половиной — в Нюксенице, а теперь в Тотемском районе. Больные охотно поставляют водку. Руководство больницы отчета в деньгах не спрашивает. Да и женщины понятливые...
Тут Сергей Николаевич взгрустнул. Вспомнил о женитьбе в Тарноге. Который это раз женился? Пожалуй, снова привлекут за многоженство. Ведь пришлось за это пять лет отсидеть за тюремной решеткой.
Однако мрачные мысли недолго тревожили техника. Едва появилась на столе клюквенная, грусть, как рукой, сняло.
Прежде чем приступить к операции, Степанов опорожнил половину бутылки и повел речь с явным намерением заговорить зубы Дарьи:
Удалить, конечно, мы его удалим. Но вам, Дарья Константиновна, нужны новые. Если уж не золотые, то стальные, а еще лучше химические — капроновые, например, — при этом Степанов разложил на столе образцы зубных протезов. — Вот смотрите, какие чудесные челюсти. Сразу помолодеете лет на двадцать, пищу любую перемелют. И стоят пустяки — сорок рублей.
Дарья не нуждалась в красноречии протезиста. Ей сорок лет, а зубов осталось раз, два, да и нет. Давно мечтала об искусственных зубах, да кто их здесь вставит.
А тут... У Дарьи глаза разбежались.
Неужели вы и вставить можете?
Через три дня с новыми зубами будешь! — не без апломба ответил техник — Только уговор: половину денег вперед.
Степанов ловко удалил едва державшийся зуб. Дарья принесла двадцать рублей — залог за искусственные челюсти.
Из магазина Степанов вернулся с кружком колбасы, банкой консервов и с бутылками клюквенной в каждом кармане. К полуночи, не раздеваясь, свалился на кровать. И пошло. С утра опохмелится, примет трех-четырех человек, желающих вставить зубы, и опять за бутылку. Больше четырех месяцев практиковал Степанов в Вереговке, вставлял протезы лесорубам и жителям ближайших деревень. Аккуратно получал деньги и... пропивал. За все это время он не выписал ни одной квитанции и не внес в кассу больницы ни одной копейки. По далеко не полным данным, им присвоено только в лесопункте 1533 рубля.
Степанов оказался гнилым зубом в крепком и здоровом коллективе медицинских работников Тотемского района. Он, безусловно, получит по заслугам. Но как могло случиться, что ни главный врач Бабушкинской больницы Л. Л. Егоров, ни общественные организации не реагировали на похождения жулика? Ведь им было известно и прошлое и настоящее, отнюдь не привлекательное, поведение Степанова.
В. БАРАНОВ.
Tags: Бабушкинский район, Вереговка, Вологодская область, Врачи, Старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments