xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Бабушкинский район. Врачи

Красный Север, 1965, №123
МАКАРОВНА
ДОКТОР Власова стояла у окна и думала. Случай не был исключительным в практике: абсцесс на ягодицах. Больной Александр Максимович, пастух из «Красной звезды», сказал ей:
На землю, вот и...
Он в последние дни не мог ходить. Опухоль поднялась на поясницу.
Режь, доктор. Долго ли взять ножик?
«Взять ножик» было недолго. При абсцессах нож просто необходим. И чем скорее, тем лучше. Но ведь больной имел фронтовое ранение в область позвоночника, и, возможно, есть первичное костное воспаление. Она, терапевт и гинеколог, после курсов в Вологде еще и рентгенолог, а вот хирург-постольку-поскольку. Должен быть хирург в больнице, но не едут «в эту глушь» специалисты. Боятся...
Десять лет назад она, городская женщина, появилась на Савиной горе, что на опушке леса. Две неказистые избушки — вот и все строение больницы, она — главврач ее.
Власова не начинала все сызнова. До нее в больнице работали люди, не нуждавшиеся в понуканиях. Тот же фельдшер Токуев, например, выбрал Савину
гору для будущего больничного городка.
Вид-то с горы какой! Трудно не заметить удивительную красотищу горы, которая с годами не выцветала и не блекла. Эта красота и подкупила Токуева, человека со вкусом. А как медик, он оценил сухой и пахучий воздух соснячка, заполонившего склон. На воскресниках вихрастый соснячок и кустарник с репеем вырубили. И стала гора еще краше.
Но одной красоты местности, разумеется, мало, чтобы стоять на страже здоровья тружеников из двух десятков деревень и лесных поселков. А стационар, амбулатория и аптека буквально задыхались в тесноте. Родильное отделение размещалось в неприспособленном помещении местного заводика. Люди подсказали, да и сама главврач видела, что строиться надо.
Богатый опыт людей, конечно, хорошо. Но ведь работать надо самой. Первые шаги особенно сложные и трудные. Были и ошибки, были очень сложные дни. И надо же случиться такому в самом начале: маленькая Иринка, первенец, заболела диспепсией. Пришлось лечь с ней в стационар. Боялась не так ступить, не так дохнуть, боялась
отойти... Но ежедневно у дверей кабинета ждали врача старики, женщины, дети. И когда, трудно дыша и всхлипывая, дочка забывалась тяжелым сном, Власова спешила из палаты в свой кабинет. Надо успеть принять амбулаторных больных, проверить находящихся в стационаре, назначить лечение, лекарства.
Иринка сейчас здоровая девочка, кровь с молоком. Есть еще сынишка. Есть свой дом с извечными женскими хлопотами. Кажется, дай сутки напролет подомовничать — времени все равно не хватит. Но свободные сутки — немыслимая роскошь. Ведь каждый день расписан до минуты. Больничные дела, обязанности депутата районного Совета, занятия с фельдшерами, медицинскими сестрами. В больнице трое заочниц медучилища — Нина Кукушкина, Нина Ермолинская, Мария Поздеева. Надо и им помогать...
А вечера? На пальцах можно пересчитать свободные. отданные себе и семье. Рассказывали, что в соседней деревне при-
шла на дом к фельдшеру женщина. За таблетками. А фельдшер ей: «У меня есть приемные часы. Приходи завтра, в медпункт...». Разве медик имеет право забывать о своем долге? Положишь закладку в начатую книгу, отдашь соседу билеты в кино, поручишь мужу уложить детей в постель — и идешь в дом, где тебя ждут.
Обращение у всех подчеркнуто уважительное: «Александра Макаровна». А ведь заглазно зовут просто Макаровной. В мудрость верят, которой... нет. Слишком мало прожито, невелик опыт, не исчезли сомнения. Кто бы знал, что мудрая и «всемогущая» Макаровна в эту минуту полна сомнений: а если у Александра Максимовича не абсцесс?
Зачастил, густея, неистощимый дождь. За его туманной завесой еле угадывались контуры села, роща, здание родильного. В прачечной не установлен пароотвод. Нужно не забыть потормошить товарищей из «Межколхозстроя» — скоро ли будут уложены трубы, из-за этого душевая не действует. Это последнее, что осталось до того, как можно сказать с облегчением: «Построились».
Да, целый больничный комплекс построили. А начинали, что называется, с пустыми руками. Ни бревна. Говорили, общественность поможет. Но ведь нужны сотни кубометров. Не верилось в такое. Тем временем неугомонный Владимир Аполлонович Токуев уже собирал колхозников и служащих. Медицинские сестры Галина Андреевна Поздеева, Анна Ивановна Секушина, Поля Ефанова и другие первыми вышли на воскресник. За ними тронулись многие. Как заготовляли лес, вывозили, а потом строили — коротко и не расскажешь. Да, отзывчивых людей среди миньковцев много. Вот и сейчас стоит позвонить, скажем, в «Сельхозтехнику» — и найдется машина, чтобы отвезти в Бабушкино Александра Максимовича.
До Бабушкина всего полчаса езды по хорошей дороге. Там квалифицированный хирург. Позвонить? Власова представила, как везут Александра Максимовича: сотни раз она видела машины на осенних дорогах. Надсадно дыша мотором, машина плывет в волнах грязи. Стоп. Хлопает дверца, и шофер по колено в грязи бредет к придорожному осиннику — срубить деревцо. Назад-вперед. Машина раскачивается, как судно в шторм, выбирая момент, чтобы выпрыгнуть из колдобины на ровное место. Назад... Вперед... Хорошенькое испытание для больного!
Правда, машина может пройти, и тогда Александр Максимович часа через два попадет на операционный стол. А если не пройдет?
Пойти на риск и оперировать самой? Без риска, по существу, не обходится ни один врач. Да и что такое риск в медицине? Не зажмурив же глаза бросаешься в неведомое? Сомневаешься в диагнозе? Не напрасно ли? История Саши Макарова многому научила. Одиннадцатилетний мальчик был привезен в больницу при смерти. Острейшая форма миокардита. А ведь устойчивая сорокаградусная температура, сыпь на теле — признаки скарлатины. Десять суток Власова боролась со
скарлатиной, улучшения не наступало.
Тогда-то и рискнула. Нет, не могло быть и речи о каком-то опыте. Обдумала все до тонкостей: скарлатина ли? При ревматизме миокардит — почти неизбежное явление. Сыпь могла обманывать до поры. При стойкой темпера туре кожный покров раздражается — вот и сыпь... Чтобы но ошибиться, Власова искала средство, безвредное в том случае, если это все же и скарлатина. Аспирин! Спустя два часа после того, как Саша принял аспирин, температура спала. Недавно он окончательно оправился от перенесенной болезни, пошел в школу. Вот он, риск...
Власова спохватилась и взглянула на часы. Так всегда: рискуешь потерять главное — время. Никуда звонить она не станет. Непростительно отдавать на произвол бездорожья измученного Александра Максимовича. Если она даже и промахнется и у Александра Максимовича не только абсцесс, нож беды не наделает.
Власова открыла дверь и сказала медсестре:
— Приготовьте к операции.
Г. МАКАРОВ.
с. Миньково.
Бабушкинского района.
Tags: 1965, Бабушкинский район, Вологодская область, врачи, старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments