xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

ВСТРЕЧИ НА КЕМЕ (1)

«Кто на Кеме не бывал — тот красоты не видал»

Красный Север, 1969, №176


ВСТРЕЧИ НА КЕМЕ
ЗА СИНИМИ УВАЛАМИ
«Кто на Кеме не бывал — тот красоты не видал», — говорят никольчане про эту округу, название которой дала быстроструйная, чистая и рыбная речка. Дороги на Кему от Никольске резко сворачивает на юг, бежит через сосняки и ельники, поднимается на высшую точку района, откуда многочисленные речки стекают с северных увалов в Волжский бассейн.
Семьдесят километров пути в один конец до деревушки Вороново. Дальше, за рекой Лундонгой, живут уже костромичи, начинается Кологривский район. Красивы Лундонга и Кема! Высокие берега, пестрота заливных лугов, где трава по пояс. Вплотную к речкам подступают боры брусничники, черничники, беломошники. Вода к Лундонге и Кеме, когда ее зачерпнешь в ладони,—хрусталь! Вкусна и чиста. Не попадают сюда промышленные стоки. Недавно пришли с Унжи и Волги незнакомая здешним жителям рыба — синец и лещ. Она пришла к поисках чистой воды, хороших нерестилищ и прижилась.
Природа, природой, но главное в ней люди. Народ на Кеме работящий, талантливый, добрый, хлебосольный. О встречах с ним мне и хочется рассказать.
МЕЛЬНИК
Издревле крестьянская профессия — уважаемая, нужная. Много было раньше на речках Никольщины водяных мельниц. Они мололи зерно, держали у плотин воду. А где глубина, там и рыба!
Сейчас мельниц в районе мало, на все кемские деревни  — только одна. Стоит она на лесной речке Пырнуг. Сколько лет мельнице — никто не помнит: может, двести, а может, и триста. Мельником здесь работает Василий Васильевич Лукин, страстно влюбленный в свое дело.
Затраты на содержание мельницы очень маленькие, ремонт простой, а вот дело она делает большое,—говорил Василии Васильевич, угощая нас чаем, заваренным из листа черной смородины. — И муку мелем, и комбикорм скоту.
—  А белую муку на пироги?
—  Могу, хоть в пыль зерно разделаю, — ответил, мельник.
Бойко крутились жернова, шумело водяное колесо под зданием мельницы.
Простая механизация, а нужная, — говорил нам привезший на размол зерно пожилой колхозник Василий Степанович Пирогов. — В озере от плотины хариуса и налима полно. Оставайтесь рыбачить...
АНЯ
Она стояла на обочине большака и «голосовала» нашему «газику». Стояла в белом платье, в белом платке, приспущенном на лоб. Веснушчатая и кареглазая, она внесла в
машину и молодость, и юную непосредственность, и оживила разговор притомленных ездой спутников.
Ездила и Никольск за направлением на учебу. Хочу стать бухгалтером, — рассказала Аня Пирогова, смущенно улыбаясь. — Нынче десятилетку закончила...
Евгений Иванович Блинов, начальник районного управления сельского хозяйства, спросил Аню:
Домой, конечно, вернешься?
Вернусь, маме помочь надо поднять ребят, маленькие еще...
Лицо Ани сразу посерьезнело.
Девушка после недолгого молчания рассказала нам недавнюю историю гибели отца  — Василия Ивановича — лучшего шофера колхоза имени Ленина.
Зимой поехал Василий Иванович за горючим в Никольск на своем бензовозе. Метели перемели большак, и машина застряла ночью в восьми километрах от города. Пассажиры ушли, а шофер остался. Чтобы не замерзнуть. Василий Иванович не стал глушить мотор, заснул в кабине и не проснулся. Врачи зафиксировали смерть от отравления выхлопными газами...
В семье Пироговых осталось семь детей, мал мала меньше, все почти погодки.
А я старшая, — говорила Аня. — Есть у нас Ваня, Люба, Надя, Вася. Катя, Коля. Мама в колхозе работает, и я по нарядам бригадира на сенокос хожу.
В деревне Вороново мы высадили Аню. Она пригласила нас в избу, угостила холоднейшей простоквашей, познакомила с братьями и сестрами — крепкими белоголовыми детишками.
— А мама, Елизавета Ивановна, на сенокосе, — сказала Аня, беря точильную лопатку для ручной косы.
Мы уезжали, а девушка шла через загороду с косой на плече, шла в белом платье, в белом платочке по июльскому разнотравью к косарям, которые работали у дальнего за деревней леса.
Доброго пути тебе, Аня Пирогова!
МАСТЕР
Мудреный ли, кажется, транспорт — деревенские сани. А вот семидесятилетний колхозник Николай Дормидонтович Пирогов говорит о них, как поэт:
— Без саней зимой у нас ни туды и ни сюды. В глубоком снегу и машина надорвется, а вот Гнедко в санях идет хоть за тридевять земель. Никак нельзя колхозу без саней.
Мы сидим с Дормидонтовичем на задах его дома. К двору приставлено несколько пар новых полозьев. Старый мастер по санному обозу называет детали извечного сельского транспорта:
— Вот это копылья, а это низочки. Здесь приложу завертки из елки или черемухи. Это вот называется нащепами, а это сужениями. Делаю я и
телеги — двуколки и однокружки.
Много, поди, за свою жизнь саней и телег сделали?
Не сосчитать. Вся округа на моем рукоделье ездит.
Чтобы сделать санный полоз, надо уметь выбрать такую березу, чтобы она гнулась. А этим качеством обладает не каждое дерево.
Нарубил мне колхоз нынче березняка, а он не гнется. Ну, и пошел сам в лес, сам берез наготовил. Двадцать саней уже сделал.
Николай Дормидонтович один-единственный мастер по обозу на всю Кему. Уйдет из жизни — некому будет согнуть полоз, изладить телегу. А почему бы, пока не поздно, не приставить к нему двух-трех учеников, которые бы перенимали мастерство, перенимали секреты древнего рукомесла.
Право же, стоит об этом подумать!
ДВА ДРУГА
Изъездив вдоль и поперек всю область, я не видел таких молодых руководителей, как председатель кемского колхоза имени Ленина Александр Иванович Платонов и секретарь парткома артели Алексей Алексеевич Парфенов. Первому — 25 лет, второму — 24 года.
Выросли они вместе, вместо и в школу бегали, а вот сейчас уже около года возглавляют хозяйство. И хорошо ведут дело!
Колхоз первым нынче за-
кончил весенний сев и районе. Ранние посевы яровых зерновых — лучшие на Никольщине. Первыми колхозники хозяйства начали сенокос и уже больше всех заложили силоса на корову, больше наставили, как здесь говорят, сенов.
Александр и Алексей — люди местные, влюбленные в землю, и красоту своей округи. Влюблены по-настоящему, до озабоченности.
Трудно бывает подчас, ведь мы глубинка в глубинке, но когда получается задуманное, забываются трудности, — говорит молодой председатель. — Вот молодежи бы побольше нам, много хорошего сделать можно.
Секретарь парткома, бровастый и рассудительный, рассказывал нам, что не всегда внимательны к нуждам колхоза районные власти:
Водку райпотребсоюз самолетами везет в Кему, а вот за сахаром да крупой посылай колхоз по бездорожью машины. И техники бы нам надо побольше, и мелиораторам здесь дел бы хватило не на одни год.
С задором работают два молодых коммуниста. Уважают их в Кеме. Поддержка всех их начинаний, своевременная помощь придает им крылья для большого полета. Ведь у них за плечами молодость, старание, любовь к родной земле.
А. СУШИНОВ.
Никольск—Кема.
На снимках: 1. Мельник В. В. Лукин, 2. Н. Д. Пирогов, 3. А. И. Платонов и А. А. Парфенов.
Фото В. Покровского.
Tags: Вологодская область, Кема, Лундонга, Старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments