xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Земляки. Деревня, где герой родился

Красный Север, 1965, №85

ДЕРЕВНЯ,
где герой родился

Когда-то соседи называли челищевцев законниками. Одни произносили это слово с уважением, другие — с иронической усмешкой. В деревне жило много грамотных мужиков, в избах которых было хоть и бедно, но всегда много книг. Вера в бога у многих давно пошатнулась. Даже иконы исчезали постепенно со стен. Пока другие прикидывали, что да как, челищевцы в 1929 году создали коммуну, а через четыре месяца—колхоз. И сразу же не осталось ни одного единоличника. Жить стали богаче, работать веселее. Появились средства для приобретения машин, для улучшения быта членов артели.
Уже в 1930 году построили детские ясли, такие, каких и сейчас в маленьких деревнях немного. У женщин развязались руки. Они так прикипели к колхозной работе, что некоторые отказались дома даже обеды готовить. И тогда решили построить общественную столовую. Такого в то время в области еще нигде не было. В столовой кормили сытно и вкусно. Платы не брали — все ели в счет трудодней.
О радио и электричестве в те годы колхозники только слышали. И очень хотелось им приобрести радиоприемник. Когда его, наконец, купили (четырехламповый, батарейный), все собрались послушать «говорящий ящик». Зазвучал голос далекой Москвы, голоса других городов. Мир раздвинулся, раскрыл перед челищевцами много нового. Теперь они были в курсе всех событий, происходивших в мире.
Первый радиоприемник в округе, первые купленные на колхозные деньги машины — жатки, молотилки, косилки, первые построенные для общественного скота помещения.
Затерянная в лесах деревня... А сколько вышло отсюда в большой путь людей! В начале тридцатых годов уехали в Москву и поступили в институт красной профессуры сразу двое: Иван Михайлович и Павел Андреевич Черепановы. Это было важным, волнующим событием для всех. Инженеры, врачи, учителя, офицеры Советской Армии, ученые, агрономы, механизаторы, мастера высоких урожаев, животноводы — кого только не вырастила маленькая вологодская деревушка!
И здесь, в крепко сложенном бревенчатом доме, всеми своими окнами смотрящим на луга и лес, в 1925 году родился Павел Беляев, человек, имя которого в эти дни звучит на всех языках и наречьях мира.
Немного прожил в деревне будущий космонавт. Он уехал вместе с родителями в другое село семилетним мальчишкой. Но те, с ком прошло его раннее детство, хорошо помнят его, веселого, любознательного, смелого не по летам. Помнят и его родителей: отца, Ивана Парменовича, к которому не раз обращались как к фельдшеру или как к искусному столяру и плотнику, мать, Аграфену Михайловну, безотказную и умелую в любой деревенской работе. Деда и бабушку тоже многие хорошо помнят, знают и с уважением говорят о родственниках космонавта. От них, своих родителей и родственников, перенял Павел Беляев целеустремленность, настойчивость, недюжинные способности, привычку к труду, любовь к людям, внутреннюю потребность работать не столько для себя, сколько для общего дела.
Мальчик родился и делал первые шаги по жизни в атмосфере творческого и трудового подъема людей, ставших хозяевами и земли, и своего положения. И это оставило в его душе глубокий след, заронило в сердце семена, которые дали поразительные всходы, приведшие нашего земляка к подвигу.
Уже немало известно людям, каким он был в детстве, космонавт Павел Иванович Беляев. Но всем хочется знать больше.
Порфирий Прокопьевич Гнусов, учитель Рослятинской средней школы, когда-то учился вместе со стершим братом космонавте Иваном. Он хорошо помнит, что босоногий Павлик всегда старался быть вместе с ними, хотя, по их понятиям, еще не дорос до этого.
Мальчишки ходили в лес, играли в бабки, ездили в ночное. Трудно было успевать за ними Павлику. Но он, казалось, никогда не уставал, никогда не хныкал.
Да, ревой его мы не могли назвать, — вспоминает Порфирий Прокопьевич. — Окажется водящим в игре в бабки, не жалуется, выдерживает до конца. Однажды, помню, мы с Иваном пошли а лес за ольховыми почками — в школе поручили. Павлик с нами. Лазил по деревьям, оцарапался весь, устал. Но бып доволен — и он помог школе. Конечно, мы его тогда никуда не звали, но и отказывать ему не могли — все равно пойдет. В ночном, бывало, сами дрожим от страха, а он и виду не подает, может быть, потому, что боялся, вдруг не возьмем его больше.
Вообще уже тогда Павел был компанейским парнем, — продолжает учитель. — И что нас удивляло — всегда оказывался там, где было что-нибудь интересное. То с Иваном Михайловичем Черепановым гоняют жатку в поле; то, глядишь, шагает с приехавшими на каникулы студентами из Московского института красной профессуры, и, забегая вперед, слушает их рассказы; то тащит портфель старшей сестры Жени, встретив ее на полдороге от школы домой.
Да, — добавляет учительница Лукеринской начальной школы Анна Яковлевна Черепанова, — я тоже это помню. Я училась тогда вместе с его сестрой. В школу ходила мимо их дома. Иногда упрашивал Женю: возьми да возьми с собой.
Маленький еще, подрасти сначала, — ответит сестра.
Ты говоришь — маленький и не берешь, Ваня тоже не берет. А я все равно пойду с тобой в школу.
И ведь в самом деле, — улыбается Анна Яковлевна, — идет до тех пор, пока не погрозит Женя, что вот расскажет отцу. Тогда, обиженный, плетется назад.
Очень много людей, земляков, помнят Павлика Беляева. Они гордятся тем, что он стал героем, впервые в мире обеспечившим выход человека из корабля в просторы космоса, радуются тому, что, пролетая на третьем витке над Вологодчиной, он вспомнил о родине о своей деревне. И эта гордость помогает школьникам лучше учиться, а рабочим совхоза—добиваться трудовых побед на земле.
В. КОЗЛОВ.
Tags: 1965, Беляев Павел Иванович, Вологодская область, старые газеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments