xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Category:

Островский Б. Г. Треть века подо льдом. 1931. (Глава VII)


VII
Как был обнаружен лагерь Андрэ.
Поиски отважных аэронавтов начались вскоре же после их исчезновения. Помимо экспедиций, имевших специальным заданием отыскание следов Андрэ, всем прочим судам и экспедициям, отправлявшимся в Арктику, вменялось в обязанность не забывать и об Андрэ. И тем не менее, увы, несмотря на все, за ЗЗ года старания не удалось отыскать и малейших следов пребывания где-либо экспедиции Андрэ. А между тем остров Вито в течение многих лет неоднократно посещался. Так, всего лишь через год после исчезновения Андрэ, 19 августа 1898 г., три члена шведской арктической экспедиции пристали к юго-западной стороне острова Вито. В числе этих членов был проф. Андерсен — редактор изданного теперь Брокгаузом в честь Андрэ сборника, послужившего для нас главным материалом при написании настоящей книги. Мог ли думать тогда проф. Андерсен, что всего лишь в нескольких шагах от него лежат три обмерзших трупа экспедиции Андрэ?
Сообщить вкратце хотя бы о самых главных экспедициях, отправившихся на поиски Андрэ, в нашей небольшой книге, невозможно. Но об экспедиции американского журналиста Вальтера Вельмана, упорно надеявшегося в 1898 г. отыскать Андрэ живым и невредимым на Земле Франца-Иосифа, нам необходимо сказать несколько слов. Имя Вельмана тем более уместно упомянуть здесь, что он через несколько лет со Шпицбергена, с того самого пункта, откуда отправился в свой полет Андрэ, т. е. из гавани Вирго, хотел при более совершенных, но в принципе тех же, что и у Андрэ, средствах, повторить его попытку достичь на аэростате северного полюса.
Судно Вельмана „Фритьоф" в июле 1898 г. отправилось к Земле Франца-Иосифа. Лето было в ледовом отношении крайне неблагоприятное. Льды сплошным кольцом скоплялись вокруг „Фритьофа", угрожая его раздавить.
— 41 —
Наконец с огромными усилиями судно приблизилось к мысу Флора, где имелась постройка известного полярного путешественника Джексона со складами продовольствия. Расчет Вельмана, как мы теперь убеждаемся, был правилен. Вспомним, с какой настойчивостью Андрэ стремился именно к этим знаменитым запасам на мысе Флора; и только неблагоприятное движение льдов помешало ему достичь мыса. Здесь Вельман и ожидал найти приютившегося после гибели своего баллона, пропавшего без вести Андрэ. Приблизившись к мысу, „Фритьоф" однако никак не мог подойти к берегу. Но убеждение Вельмана, что Андрэ должен непременно находиться здесь, было настолько сильно, что Вельмай старался о себе дать знать — стреляя из ружья и из небольшой судовой пушки. Но все тщетно, никаких следов пребывания здесь на пустынном берегу человеческих существ, когда удалось наконец высалиться на берег, обнаружить Вельману не удалось. Могильная тишина и полное отсутствие жизни царили по всему берегу и около стоящей у высокой скалы джексоновской хижины. Андрэ здесь не было и следа. Обратно на материк Вельману в этом году добраться из-за льдов не удалось и он зазимовал у мыса Тегетгоф.
Как бы завороженный личностью Андрэ, не переставая в течение многих лет настаивать на дальнейших поисках пропавшего аэронавта, Вельман после многолетних подготовительных работ решается повторить попытку Андрэ лететь на аэростате к северному полюсу и, если судьбе угодно, как говорил он, — разделить его печальную судьбу. План американского аэронавта в общем был сходен с планом Андрэ. Вельман вместе со своими пятью спутниками — инженерами и учеными и двумя норвежцами-рабочими — предполагал подняться с того же самого пункта, откуда летел и Андрэ. Но средства для достижения этой цели у Вельмана были более солидные, нежели у Андре. Вельмай располагал не простым аэростатом, подобным воздушному шару Андрэ, а испытанным, управляемым воздушным аппаратом с двигателем в 80 лош. сил, способным развивать скорость в 380 оборотов в минуту, что давало ему возможность двигаться со скоростью до 30 км в час. Аэростат Вельмана, носивший название „Америка", имея форму сигары, был длиною в 50 метров, имел 16 метров в диаметре и мог подымать до 4 тонн груза в виде экипажа, различного снаряжения на случай снижения аэростата, запаса провизии на 2 месяца, лодки, саней и т. д.
Мы нарочно приводим все эти подробности, т. к. предприятие Вельмана, хотя и неосуществленное, представляет тем
— 42 —
не менее несомненный интерес, как дальнейший этап раз-вития воздухоплавательной идеи Андрэ—достичь северного полюса с помощью воздушных средств. При помощи заимствованного у Андрэ каната-гайдропа, волочащегося по земле, снаряд Вельмана должен был держаться на высоте до 150 метров от поверхности воды.
На Шпицбергене был оборудован привезенный сюда в разобранном виде грандиозный металлический элинг для дирижабля Вельмана. Вся эта затея обошлась свыше 1 миллиона франков. Полет должен был состояться в августе 1907 г.
Полет был обставлен с большой помпой. Смелого аэронавта, пожелавшего повторить план Андрэ „и, если судьбе угодно, — разделить его печальную судьбу", провожала многочисленная публика, прибывшая в гавань Вирго на двух пароходах. Здесь же находились корреспонденты крупнейших европейских и американских газет. Но, увы, полет не состоялся. В последнюю минуту, когда все уже было готово к отлету, Вельмай, к сугубому огорчению и возмущению провожавших его, решил отложить полет до более благоприятного времени, но так и не полетел. Его элинг и до сей поры жив в исторической гавани Вирго; живо и деревянное строение для баллона Андрэ, и памятник, поставленный на груде камней в его честь.
Но вернемся к нашей ближайшей теме и, минуя прочие поисковые экспедиции за Андрэ, ознакомимся вкратце с историей обнаружения лагеря Андрэ и останков самих путешественников.
9 июля 1930 г. норвежский пароходик „Ханзет“ из Тромзе, в поисках остатков экспедиции Нобиле, за обнаружение каковых итальянским правительством обещана большая премия, зашел на остров Вито. Несмотря на теплую погоду, остров, похожий издали на белый щит с двумя лишь открытыми местами почвы с северо-востока и юго-запада, почти весь лежал еще под снегом. Но и здесь уже начинался бурный процесс таяния снега, обещавший в ближайшие дни обнажение значительной части прибрежья.
Пройдясь по берегу и не обнаружив здесь никаких следов пребывания членов экспедиции Нобиле, на что указывали бы прежде всего остатки потерпевшей крушение „Италии", капитан „Ханзета“ поплыл на лодке обратно на пароход. И уже только отсюда заметил, что по другой стороне прибрежья острова находятся как-будто какие-то предметы снаряжения и остатки лагеря. „Но быть может это только мне показалось", — решил капитан, и продолжал путь на пароход.
— 43 —
Плывя домой в Тромзе и встретив по дороге своего собрата из того же порта „Терпинген", капитан „Ханзета" в разговоре с капитаном „Терпингена" сообщил, что следов Нобиле нигде не нашел, но, зайдя на Вито, видел как-будто давние следы людей и остатки лагеря. Весть о следах людей на диком, никогда не обитаемом Вито распространилась в Тромзе с приходом сюда „Терпингена“. Но к вести этой все отнеслись почему-то с крайним недоверием. Однако не так отнесся к услышанному сообщению капитан маленького рыболовного судна „Братвааг“. Он быстро снарядил свое судно и без лишних слов отплыл на остров Вито, где и нашел в указанном месте на оттаявшей к этому времени почве лагерь Андрэ. „Братвааг" по радио извещает на материк о сделанном открытии. Ему отдается распоряжение, не трогая останков и ничего из снаряжения, немедленно прибыть обратно для приема ученой комиссии из представителей Швеции и Норвегии для производства расследования на месте. В состав ее вошли профессора Гедренк и Линдберг, доктор Варфвинг и инженер Келер.
Прибыв в Тромсе, „Братвааг" вторично отплывает с ученой комиссией на Вито, где 22 августа члены комиссии находят следующее: в 200 м от берега и в 10 м над уровнем моря лежит лодка с остатками медвежьего мяса внутри, а под ней сани. И то и другое глубоко вмерзло в каменистый грунт. С помощью ломов сани отдирают от земли вместе с примерзшими к ним камнями. В шести метрах от первых саней находят вторые сани, также вмерзшие в лед, достигающий под санями 30 — 40 см. На этих санях лежали привязанными следующие предметы: пара чулок, шведский флаг, запас патронов, записная книжка, вторая пара чулок, измерительный прибор в ящике и прочие предметы. Рядом с санями стояли ящики с продуктами, здесь же лежали канадские лыжи, остатки досок и кости кита. Поодаль была разбита свалившаяся палатка, стены которой были обложены материей—остатками оболочки баллона. В палатке лежало тело Френкеля, но так, что верхняя половина его, одетая, находилась в палатке, другая же половина, раздетая, — была снаружи.
3десь же на воздухе валялись две пары штанов. В палатке, позади тела Френкеля, лежал спальный мешок из оленьей шкуры, а повыше этого мешка был найден труп Андрэ. Оба они умерли в палатке и лежали приблизительно в расстоянии метра один от другого. В палатке были раскинуты разные вещи: здесь лежала опрокинутая корзинка, к которой был привязан кусок паруса, в корзине лежали чулки и рукавицы. Затем валялось разное тряпье, топорище,
— 44 —
банка ланолина, удочки, одноствольное ружье. У самого трупа Андрэ стоял примус, содержавший еще много горючего. Примус испробовали, он оказался совершенно исправным. Около примуса лежала алюминиевая тарелка с остатками пищи, деревянный ящик с ключом, а в нем иголки, нитки, на 160 рублей русских денег, золотых и серебряных, и 80 долларов, аптечный ящик с большим запасом бинтов, бронзовый якорь и т. д.
В пяти метрах от палатки лежали дрова, собранные в штабеля, тут же в ящике лежали пробы всевозможных геологических и минералогических пород, о которых мы упоминали выше. Все естественно-исторические коллекции, о сборе которых упоминал в своих дневниках Андрэ с соответствующими пометками, были таким образом налицо.
Помимо всего перечисленного, члены комиссии обнаружили в лагере Андрэ: три пары очков, кошелек, различные измерительные инструменты, банки с превосходно сохранившимися консервами, пачки кофе, ружья, 135 патронов в раскупоренном ящике, три закупоренных ящичка с пулевыми и дробовыми патронами и более ста коробок спичек, Некоторые ящики с продовольствием носили явственные следы хозяйничавших здесь медведей. Нужно думать, что половина тела Френкеля также была обглодана ими.
Уже из приведенного перечня найденных в лагере предметов можно заключить, что члены экспедиции не испытывали нужды ни в продуктах, ни во многом другом. Здесь как-будто было все необходимое для жизни—и еда, и оружие, и спички, и примус.
Но у них не было ни теплого убежища, ни достаточно теплой для зимовки под 81° одежды. Выстроить деревянный домик они не могли, — не было материала; слепить же как следует снежную хижину не успели, — помешала смерть. Но утверждать, что у них не было снежной хижины, мы конечно также не можем. Что же касается теплой одежды, то члены комиссии были просто поражены, как рискнул Андрэ пуститься в столь рискованное путешествие с таким недостаточным, мало пригодным для полярных условий гардеробом. Все три трупа в общей были одеты одинаково; поразительно, что Стриндберга также хоронили в одежде, только сняли с него пальто. Труп Стриндберга был одет в егерскую шерстяную фуфайку, поверх фуфайки была надета шерстяная рубашка, затем кальсоны и теплые обмотки, затем штаны, жилет, пара тонких и пара толстых чулок и поверх длинные чулки и гамаши. Андрэ и половина туловища Френкеля были одеты точно так же, во все шерстяное.
— 45 —
С точки зрения опытных полярников, вся эта обильная по количеству надетых вещей одежда не выдерживала критики для зимовки в тех условиях, в которые попали члены экспедиции Андрэ. Исход их зимовки мог быть только таким, каков он и был.
Тело Стриндберга, как мы уже выше упоминали, было отнесено в узкое ущелье скалы и завалено камнями. Извлечь оттуда труп, стараясь не повредить его, доставило не мало труда команде „Братваага“. Все это ущелье вместе с накиданными туда камнями обратилось в сплошную ледяную глыбу. После долгой работы кирками и ломами, оледеневшие останки Стриндберга были наконец извлечены. Череп отделился от туловища. По испорченному зубу в челюсти брат Стриндберга уже в Стокгольме подтвердил, что останки действительно принадлежат его брату. На пальце у Стриндберга было обручальное кольцо, а на груди брелок — сочетание сердца, якоря и креста. Отметим, что когда один из матросов, раскапывавших могилу Стриндберга, почувствовав во время работы жажду, пошел попить из соседнего ручья, он нашел там пару сапог.
В кармане брюк Андрэ был найден кошелек, в котором находились серебряный брелок, изображавший свинью,
и раскрывающийся медальон-сердечко, взятый на сохранение после смерти Стриндберга; с одной стороны медальона под стеклом помещалась фотография его невесты, а с другой — локон ее волос. В кармана пальто Френкеля торчал календарь Стриндберга и вечное перо с оставшимися еще там чернилами.
Любопытно отметить, что вокруг лагеря найдено очень малое количество от росов, из чего явствует, что путешественники очень недолго жили на острове Вито.
Но из всего найденного в лагере наибольшее значение и ценность представляют, разумеется, дневники и записи как самого Андрэ, так и его спутников. Здесь нашли следующие рукописные материалы, давшие возможность воссоздать полную картину злоключений экспедиции. Большой дневник Андрэ, содержащий на 118 страницах различные записи и заметки с 11 июля по 2 октября 1897 г.; из второй его книги, сильно поврежденной сыростью, удалось с помощью фото-химических способов разобрать лишь 4 1/2 страницы. Стриндберг оставил: памятный календарь, содержащий записи с 11 июля по 17 октября, две страницы наблюдений с 11 по 17 июля, 41 стр. разных коротких примечаний с 11 по 15 июля. Его настольная книжка, охватывающая период с 15 июля по 4 сентября, содержит 120 страниц; здесь по большей части астрономические
— 46 —
наблюдения, здесь же и подробное их меню (повидимому, Стриндберг заведывал хозяйством экспедиции); вторая его книжка содержит записи с 5 [сентября] по 2 октября, и занимает 14 стр. Здесь собраны преимущественно записи астрономических наблюдений, здесь же имеются и несколько эскизов их ледяных маршрутов.
Литературное наследие Френкеля невелико. У него только один метеорологический дневник с отметками о состоянии погоды с 14 июля по 3 октября.
Все эти реликвии хранятся ныне в музее антропологогеографического общества в Стокгольме, которому комиссия и поручила обработать все найденные в лагере материалы. К работе и опознанию многих вещей были привлечены родственники погибших.
По мысли проф. Андерсена, ныне в Стокгольме на собранные добровольные пожертвования учрежден дом-убежище имени Андрэ для престарелых полярных деятелей.

Tags: Арктика, Саломон Андрэ, воздушный шар
Subscribe

Posts from This Journal “Саломон Андрэ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments