xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

Category:

Островский Б. Г. Треть века подо льдом. 1931. (Глава IV)

IV
На пловучих льдах
Если Нобиле, предпринимая в 1928 г. свой полет на северный полюс на усовершенствованном по последнему слову техники, управляемом дирижабле, искушенный опытом летчиков всего мира, ознакомленных детально с различными условиями воздухоплавания, — не учел возможности оледенения оболочки своего дирижабля, мог ли предвидеть то же самое Андрэ в 1897 г., пускаясь в рискованный путь на своем убогом „Орле“? Оледенение оболочки „Орла" было последним звеном в целой цепи неудач, куда нужно прежде всего отнести весьма неудачный отлет. Захваченный циклоном, шар стремительно упал на воду, канаты, на которые Андрэ возлагал, быть может не без основания, столько надежд, остались в воде, паруса действовали плохо, а затем — туман, могильным саваном придавивший путников к земле. Последний, повидимому, и приходится признать главным виновником неудачи полета.
Воздушная стихия крайне недружелюбно встретила наших путников. Посмотрим, как отнеслись к ним льды. Путешествие Андрэ по пловучим льдам составит второй решающий этап их неудачного предприятия.
Опустившись на лед и испробовав его прочность, путники без лишних слов принялись за сооружение лагеря, распределив между собою работы. В ледяной части путешествия, еще в большей степени чем в воздушной, выделяется героическая фигура самого Андрэ, его железная выдержка и бесспорный авторитет среди своих товарищей. Лишь только он заметил спустя некоторое время, что между Френкелем и Стриндбергом возникает нечто вроде ссоры, он самым решительным образом вмешался в их инцидент, заявив, что не допустит расцвести в их среде злому семени. И никаких неладов с той поры, повидимому, между путниками не было,
— 23 —
Льды, на которых теперь очутились путешественники, представляли собою хаос торосистых нагромождений, среди которых ровных площадок было очень немного. Лед все время был в движении, а потому перебираться со льдины на льдину представляло немалую опасность.
Освоившись со своим новым положением и установив, что они находятся в 350 км на SO от Земли Франца-Иосифа, путники стали держать совет: избрать ли им определенный путь для движения по льду или отдаться на произвол его движению. Андрэ настаивал на первом, мотивируя это тем, что на Земле Франца-Иосифа, на мысе Флора, имеются значительные запасы продовольствия и помещение, сооруженное там Джексоном, где можно будет и перезимовать; помимо этого, группа островов Земли Франца-Иосифа интересовала его и в научно-исследовательском отношении. Те колоссальные трудности, которые станут им на пути и под конец лишат их возможности осуществить свой план, ни в малой степени, повидимому, не рисовались его смелому воображению.
Решено было двигаться к Земле Франца-Иосифа, — казалось бы совсем недалекой отсюда. В последний раз взлезает Френкель на оболочку баллона: не покажется ли сквозь дымку тумана вдали земля. Но ничего не видно, кроме какого-то дикого хаоса ледяных глыб, которые, громоздясь друг на друга, тянутся до самого горизонта.
Путники раскладывают все свое имущество на льду, осматривают, запаковывают его в тюки, снаряжают трое саней, сделанных из длинных бамбуковых палок, связанных ремешками, приводят в порядок лодку, запасаются на дорогу свежим мясом убитого Андрэ белого медведя, и наконец трогаются в путь. Каждый тянет свои санки, нагруженные равным количеством груза, приблизительно до 200 кг.
Но путь необычайно труден, а груз тяжел. Сани то наскакивают на острый, скрытый под снегом угол тороса, то проваливаются в воду. Чем дальше, тем лед становится неровнее; покрытый буграми и гребнями, он достигает нескольких метров в высоту. Каждый шаг труднее и труднее. Нужны страшные усилия, чтобы перетаскивать сани через эти ледяные гребни. Дальше итти невозможно, люди выбиваются из сил, разбивают палатку, наскоро ужинают и тотчас засыпают.
На утро снова в путь, такой же тяжелый и безнадежный. Но сегодня отдельные льдины по временам разделены майнами. Приходится всю поклажу вместе с санями сгружать в лодку и переправляться на другую сто-
— 24 —
рону льдины в лодке. А там снова ледяные глыбы с торчащими в стороны, вмерзшими в них острыми осколками. Временами становилось настолько тяжело, что хотели бросить даже часть груза.
Путешествие подвигается крайне медленно. Путники не надеются теперь достичь мыса Флоры раньше осени, и то если положение их не изменится к худшему. Под вечер Стриндберг, неосторожно подойдя к майне, свалился в воду. Дневник лаконически свидетельствует, что была опасность для его жизни. Его вытащили, но как он сушился, — этого мы не знаем. К концу дня достигли большой прогалины, где и решили заночевать. Андрэ с Френкелем ушли на разведку. Ночью к их лагерю подошел медведь.
26 июля Стриндберг с грустью заметил, что экспедиция с 21-го прошла ничтожно малую часть пути, всего лишь несколько километров в направлении на OSO, а между тем значительно облегченные их сани свидетельствовали, что ими потрачено за эти дни не мало продовольствия и еще большее количество сил и энергии. Каждый свободно тянул теперь свой груз. Но путники постарались еще больше облегчить свои силы, сбросив часть поклажи и оставив продовольствия только на 45 дней.
Андрэ вез теперь вместо 211 кг — 130 кг, а Френкель со Стриндбергом — по 135 кг.
В этот день в дневнике отмечено, что Стриндберг убил первого своего медведя. Продовольствия больше чем достаточно. Набираясь сил к грядущим испытаниям, наши путники стараются теперь как можно больше есть. Под вечер их ждала еще большая радость — ветер отошел на Nord, их, стало быть, понесет теперь на юг и их план удастся.
В ночь на 27-ое море покрылось довольно толстым слоем вновь образовавшегося льда. Это очень затрудняло их переправу в лодке с льдины на льдину. Проламывая веслами лед, который днем обратился частью в сало, путники с большим усилием продвигались вперед. Однако налицо все признаки скорой зимы. Андрэ с товарищами начинают сильно мерзнуть, но бодрятся и сравнительно хорошо переносят мороз. У них повидимому еще и в мыслях нет, что такое полярный холод и что такое настоящая полярная одежда. Все их помыслы сосредоточены около Земли Франца-Иосифа, а для того чтобы поскорее быть там необходимо, чтобы ветер не менялся и гнал лед к югу. Дорога становится лучше.
— 25 —
Но 29-го снова тяжелая, мрачная картина. Снова глыбы льда, в беспорядке налезая друг на друга, охватывают все видимое глазами пространство. Высота голых бесснежных льдов достигает свыше 4 метров. Путники взлезают на ледяную пирамиду и пристально всматриваются в далекий горизонт на север, юг и восток. Но ни малейшего признака земли. Всюду лед, лед и лед, голый, без снега, блестящий на солнце.
Они теперь со все большей очевидностью убеждаются, что были и есть не больше как игрушки льдов. Двигаясь по льду, избрав определенное направление, они вначале не замечали, что лед также движется по направлению, которое предугадать нельзя, и лишь теперь по изменению расстояния между отдельными льдинами и по подсчету пройденного пути они удостоверяются, что выполнить определенный маршрут по льду — невозможно. Лед и течения непреодолимы, и особенно сильно движение льдов на восток в сторону Земли Франца-Иосифа. Наступает момент отказаться от принятого решения достичь во что бы то ни стало мыса Флора, где они нашли бы значительные запасы провианта. Но что же противопоставить этому плану? Ведь движение льдов может оказаться столь же интенсивным и в любом прочем направлении, и там течения и ледовые условия могут оказаться непреодолимыми. Но что-то нужно делать, не стоять же на месте, тем более что с начала августа потеплело и лед стал опасен, особенно молодой лед, сковывающий отдельные льдины. На беду пошел и дождь.
Их ледовое путешествие продолжается уже 13 дней. Они истратили уже лучшие свои силы. В значительной степени все они выдохлись, а результата пока еще никакого. И они решают изменить маршрут. Теперь они будут продвигаться к северным берегам Шпицбергена к Семи островам. По их расчетам, приблизительным и неуверенным, они рассчитывают быть там через 6-7 недель. Итак, снова борьба со льдами, снова тяжелый путь, а результат быть может тот же, что и путь к мысу Флора. С этими мыслями, далеко не веселыми, они утром 4 августа ложатся спать.

Tags: Арктика, Саломон Андрэ, воздушный шар
Subscribe

Posts from This Journal “Саломон Андрэ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments