xyh_polar (xyh_polar) wrote,
xyh_polar
xyh_polar

ОХОТНИК ИДЕТ ПО СЛЕДУ

Красный Север, 1974, №91

ОХОТНИК ИДЕТ ПО СЛЕДУ
Во многих старинных сказках есть такой эпизод. Царь, желая избавиться от неугодного жениха, задает ему коварные вопросы типа: «Сколько рыбы в море-океане? ». Вопросы, на которые заведомо не могло быть ответа. Спасала в таких случаях только находчивость.
В наши дни подобными вопросами никого не удивишь. Ну, например, сколько зверей в лесу? Конечно, чтобы ответить на него, трех дней и трех ночей явно не хватит. А вот три месяца — срок вполне достаточный.
СКОЛЬКО ЗВЕРЕЙ В ЛЕСУ?
Вопрос этот не праздный. Специалисты должны знать о запасах диких животных, чтобы правильно планировать охоту. Переписи 60-х годов насторожили: очень редка стала белая куропатка. Сразу же был резко ограничен ее отстрел. На отдельные виды охота может быть временно прекращена. К тому же, сопоставляя данные за многие годы, можно прогнозировать численность зверей. А это позволяет планировать закупки пушнины.
Итак, заканчивается зимний маршрутный учет охотничьих животных. Он проводился каждый год в конце промыслового сезона, нынче — в марте. На нашу область было получено 1500 бланков. Бланки рассылались районным охотоведам, а они распределяли их охотникам, егерям, лесничествам.
Каждому учетчику выделялось несколько маршрутов. Маршрут — это десять лесных километров, небольшая часть из них — полем. На них учитывался суточный ход зверя. Не любой давности ход, а именно суточный. Поэтому учетчик выходил обычно утром после пороши. Но ждать милости от погоды, особенно в нынешнем сезоне, не приходилось. В таких случаях следопыт был вынужден пройти маршрут дважды: в первый день затирал густой веткой старые следы, а на второй - записывал свежие.
Несколько иная система учета пернатой дичи. Отмечалось, сколько птиц видел учетчик на маршруте за два дня: в день «затирки» и день учета.
Само собою разумеется, что учетчиком может быть далеко не каждый. Этот человек должен «читать» следы, как книгу. Неопытный охотник может насчитать десять зверей в том месте, где кружил всего один. И наоборот: там, где животные шли след в след, нужно пересчитать всех. А если вы прошли половину маршрута и начался сильный снегопад или метель, вся ваша работа прошла напрасно.
Точность полученных данных зависит от числа учтенных пересечений следов. А эта величина, в свою очередь, определяется общей протяженностью маршрутов. В нашей области они были проложены на 15 тысячах километров.
Заполненные бланки охотоведы высылали в областную охотинспекцию, а оттуда — группе биологической съемки Окского государственного заповедника, которая руководит учетными работами.
НА МАРШРУТЕ — ВЛАДИМИР АРСЕНТЬЕВ
На границе с Архангельской областью раскинулись угодья Чарозерского заказника. Под самое небо уходят вершинами вековые ели, спят подо льдом многочисленные озера и речки. Вдали от больших дорог и поселков вольготно живется многочисленным зверям.
Здесь проложили свои маршруты опытные учетчики: егерь заказника А. М. Трихичев, охотник Ю. А. Харламов, охотовед В. И. Арсентьев.
Взять, к примеру, Владимира Арсентьева. Ему нет еще и сорока, а его «лесной» стаж насчитывает 20 лет: штатный охотник — егерь — районный охотовед. Школу прошел у старейшего охотника, известною всему району деда Мирона. Теперь к нему самому люди за советами ходят.
В Чарозерском заказнике у Арсентьева три маршрута. Легко скользили по насту лыжи, подбитые лосиной шкуркой. Легко-то легко, а вот попробуй-ка затереть следы, впечатанные в такую корку! Впрочем, сам Владимир к такой операции никогда не прибегает. В следах он разбирается лучше, чем иной в таблице умножения.
Вот запутанный клубок лисьих следов, «Сколько их тут пробегало? » — спрашивает у меня Владимир. Насчитываю трех. Но, оказывается, здесь мышковал всего-навсего один лис (не лиса, а именно лис! ) вчера вечером. Так что эти следы записывать ни к чему. А вот эти «крестики» учесть нужно: здесь кормились белые куропатки, восемь, сегодня утром.
— А вот, смотрите, волк прошел. Старый, видать, поближе к жилью жмется. Охотники уже подняли тревогу: дескать, два матерых около деревень ходят. Следов много, это их и сбило с толку. На самом деле это один зимогор натропил столько, — читает Владимир очередной след.
И так километр за километром: никаких тайн, никаких загадок.
На обратном пути он осмотрит бобровые капканы. Если повезет, придется нести на себе 20—30 килограммовую тушу до ближайшей деревни.
Теперь этих зверьков развелось столько, что ведется их отлов. В небольших количествах, конечно: 10—15 штук на район. Куда бы проще делать это летом, но приходится закреплять капканы с приманкой из осинового колышка в ледяной воде. Ничего не поделаешь: самый ценный мех у бобра зимой. А чтобы ставить ловушки наверняка, нужно еще с осени, по тонкому льду, выследить ходы бобров. Владимир один из первых в области выучился этому сложному промыслу.
Про него говорят: «Это охотник современный. Свои секреты не держит про себя. И в лес ходить один не любит. Охота для него — это не столько промысел, сколько спорт, отдых, наблюдение».
Кирилловский район. Л. САЛТЫКОВА.
Tags: 1974, вологодские охотники, охотовед, старые газеты
Subscribe

Posts from This Journal “охотовед” Tag

  • Записки охотоведа

    Красный Север, 1974, №22 ЗАПИСКИ ОХОТОВЕДА ... Вести каждодневно записи трудно. Приходится выкраивать свободную минуту. Сегодня затемно вышел…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments